Посты о всяких творчествах

цветные работы:

http://art4ru.livejournal.com/373546.html

Алек Эпштейн обо мне:
Антон Николаев известен в среде деятелей современного искусства как основатель группы «Бомбилы» и «Профсоюза уличного искусства» – последний проект и сейчас, шесть-семь лет спустя после своего создания, кажется мне чрезвычайно актуальным, собственно, этим путем идет сейчас весь радикальный акционизм. Более широкая известность пришла к Николаеву, когда совместно с Александром Россихиным они организовали в апреле 2007 года акцию «
Автопробег несогласных»; в разных частях Москвы по улицам ездила машина «Жигули» с укрепленной на ней сверху красной кроватью, на которой гетеросексуальные пары занимались любовью, предвосхитив, таким образом, акцию в Зоологическом музее, которой прогремела менее года спустя группа «Война», основанная, кстати, при непосредственном участии и поддержке Антона Николаева, о чем я в своей посвященной «Войне» книге (о ней на Радио «Свобода» мы уже говорили) достаточно подробно писал.
За эти годы мы видели развитие творчества Николаева в разных направлениях. С одной стороны, он продолжал заниматься непосредственно акционистским искусством: в этой связи памятны его акции «На правах рекламы», проведенная на «Арт-стрелке» пять лет назад  и особенно «Православная Фемида», проведенная в мае 2009 года во дворе Таганского суда, когда там судили еще не девушек из «Pussy Riot», а арт-критика и куратора Андрея Ерофеева и директора Сахаровского центра Юрия Самодурова. С другой стороны, Антон занимался созданием графических работ (вот, например, подборка некоторых из них). И я думаю, представленная на выставке в Зверевском центре работа «Наша вера должна быть слепой» – это одна из самых сильных работ, переосмысливающих вообще место религии в общественной жизни, которую я видел в последнее время.
Кроме того, Антон Николаев – самобытный теоретик, и в этом качестве он выступил в свое время и в Государственном центре современного искусства, где он прочитал лекцию «Артивизм и акционизм»  в начале лета 2011 года. Антон – один из немногих современных художников, который, создавая собственные оригинальные произведения, является еще и теоретиком. В этом смысле то, что они создали с Викой Ломаско книгу «Запретное искусство», я бы определил как первый в русском искусстве комикс-документ, где рисовала Вика, а идею этого проекта дал Антон. Этот проект стал началом нового этапа в творчестве Виктории Ломаско.



выставки:
Москва

http://zhiruzhir.ru/post/4481 ("Гетеродоксия", 2012)
http://zhiruzhir.ru/post/901 ("Свинотека, 2009)
http://art4ru.livejournal.com/354830.html ("Московский инфантилизм", 2008)

Новосибирск:
http://halfaman.livejournal.com/649728.html
Ижевск:
http://halfaman.livejournal.com/471362.html ("Внутри", 2011)
http://halfaman.livejournal.com/468289.html

Collapse )Collapse )

Моя журналистика (1999-2005)

Нашел в архиве небольшой отрывок из репорта про суд над Ходорковским. Типа эрзац-предшественник книги, что Дима Яковлев издал в виде нашей с Ломаско книги про суд над Ерофеевым и Самодуровым.

Под катом отрывок из этого репортажа (2004 год) и опубликованные статьи моего авторства (1999-2005) про политику и культуру:
Collapse )

АВВАКУМ ПАНКА. 50 ЛЕТ ЛЕТОВУ. (2014)

Помню как в 1993 меня вскрыло интервью Летова в «Советской России» где призывал бороться за будущее, которое хоть и спряталось, все по прежнему живет и просит от нас осуществления: « На смену коммунистическому мироустройству рабочих и крестьян и «демократическому» режиму трусов и подонков придет наконец яростная цивилизация ГЕРОЕВ. Пламенная цивилизация ХУДОЖНИКОВ, ТВОРЦОВ, ПОЭТОВ. Вавилон падает. Западная система выдохлась». Нифигасе – подумал я. Оптимистично как. Дело было вскоре после позорного и кровавого расстрела Белого Дома.

Хотелось согласиться с реальностью, позволяющей виртуальность: параллельное существании страны, где строят коммунизм и делу левому верны. В Ленинских горах, где закричал и умер тот кому не нужен бог в морозных небесах. Ведь каждый человек живет дважды – один раз на самом деле, другой в воображении. Летов немногий кто может дать это почувствовать. В 1993 году хотелось спрятаться, уйти в незанятую лакуну, из крезовой благодати да в андеграунд. Пространств , для построение моделей будущего, маленких но удаленьких мирков, которыми в силу придуманнсти удобно было бы управлять. Зона утопии, такая привлекательная, и очевидная для тех кто тоже «хочет уйти из зоопарка».


Collapse )

Лимон-фест и новые тактики лимоновцев

Путинский режим, несмотря на все наивные завывания либеральных могильщиков-неумех, вполне бодро дожил до двадцатилетия. И не только наловчился чётко понтоваться перед одряхлевшей европкой, но обратил силу против собственного населения, выкристаллизовав весьма драконовские формы подавления уличных формы протестной активности.


Оппозиционным силам уже невозможно вести свою деятельность в открытую. Необходимо диверсифицировать, умножать степени свободы бороться не только за легальную политику, но и за серую и нелегальные зоны. Партия Лимонова, которая всю постсоветскую историю России шла на шаг впереди политического процесса стоит и перед этим вызовом и необходимостью умелого и действенного ответа на него.

Одной из важных тактик можно определить децентрализацию организационной структуры и артикулирование внятной культурной и околокультурной политики. Первой ласточкой вполне можно считать Лимоновский фестиваль который на прошлые выходные прошел в Джубге, на черноморском побрежье Кавказа.


Collapse )


Мы, лимоновцы, вооружившись доверием нашего народа, когда-нибудь обязательно вернём себе и улицу и интернет. Но свободу не раздают и даже не продают (на что часто рассчитывают наши бывшие союзники-либералы), а берут. Но, стоит признать, на данный момент объективная ситуация выглядит не слишком оптимистичной.
Грех не вспомнить, что последний раз луч света в темном царстве путинского межвременья сиял в декабре 2011, когда у объединённой оппозиций был шанс отменить фальшивые выборы в Думу и сдвинуть ситуацию в сторону народовластия. Но тогда, предатели из стана либералов (Немцов, Пархоменко, Рыжов), пошли на сговор с путинской властью и предали демократию, которая с тех пор стала угасать. И даже, мечта ирредентистов, воссоединение с Россией территорий с преобладанием русского населения, не смогли вдохнуть жизнь во все более и более деградирующих демократию и народовластие в стране.

Стоит признать, нас настолько плотно обложили, что даже демонстративно заступая за флажки, рискуя свободой и здоровьем, лимоновцы не могут вырваться из гетто, в которые нас загнали авторитарные парапиночетовские Путинские власти. Но ныть не стоит, нужно искать эффективные формы расширения пространства борьбы.


Тянитолкай в области административного права, который казался вполне эффективным, пока власть не вычистила с поля либералов-навальнистов, оказался игрой на понижение. Партии важно диверсифицировать свою деятельность, вспомнить уроки истории, полазить в дедовских сундуках, вспомнить заветы боевой организации эсера Бориса Савинкова и Японской Красной Армии, которые предлагали максимально автономизировать структуры своих организаций, что позволяло эффективно избегать полного разгрома. Нихон сэкигун, например, имела три комитета — военный, идеологический и организационный предельно автономных друг от друга.
Головной офис, московский бункер, наш организационный комитет, находится в натуральной, не метафорической осаде. Регулярно винтят тех, кто вышел в магазин, или пришел ознакомиться с новостями, отвозят в отделение, сажают под административный арест или впаивают штрафы. Центровые московские нацболы (М.Аксель, О.Шалина) постоянно сидят на сутках. Иногда даже создается ощущение бессмысленности происходящего. Иногда даже начинает казаться, что игра идет на понижение, шагреневая кожа сжимается и партийная работа может угаснуть и Другая Россия сольется с авторитарным политическим пейзажем до степени неразличения. Но такого не будет, партия укрепляется мы как Феникс воспрянем из пепла и снова встанем в авангарде революционного процесса в России.


Этот вызов и пути его преодоления пока мало обсуждается в партии - путинская полицейщина создает избыток проблем, что не даёт отвлекаться на стратегический контур, на темы, которые пока кажутся абстрактными. Но час Че, когда петух клюнет, гром загремит, а мужик перекрестится, возможно настал уже вчера, а если нет, то наверняка очень быстро настанет. Другой России пришло время всерьёз задуматься об автономизации собственных структур, предварительно манифестировав правила игры. Возможно, это будет сделать удобно одновременно с оглашением имени лидера. По этому вопросу однозначной ясности нет. В кулуарах называют имена Михаила Акселя, Андрея Дмитриева, Ольгин Шалиной, иногда другие.
Хорошим заделом для создания новой формы репрезентации партии служит новый формат - Лимоновские чтения, которые регулярно проводятся как в Москве и регионах. Краснодарские нацболы предложили регулярно собираться вместе на Лимоновском фесте. Он прошел в Джубге, наделеко от Туапсе. Выслушав выступления революционных бардов и поэтов, партийцы и сочувствующие кулуарно обсуждали важные для партийного строительства проблемы. Нибольший интерес вызывают: кто возглавит партию и станет тем спикером, который будет доносить до региональных организаций и активистких групп генеральную линию. Какие книги, за исключением вдохновенной “Другой России”, войдут в корпус нацбольского “святого писания”. Тактика и стратегия партийного движения и т.д. и т.п.


За лимоновскими кострами обсуждался и вопрос создания широкой левой оппозиции. Это был бы неплохой заход, чтобы усилить позиции коллективного Антикапа (от анархов до нацболов), но серьёзные проблемы с разрозненностью несистемных левых, которые если не больны сектантством, то объединяются с остатками либерального охвостья, оставшегося после разгрома штабов Навального. Оппозиционные либералы уже не представляют серьёзную политическую силу, однако по прежнему остаются фактором раздора не дающим возможности объединиться левым силам.
Даже ребенку ясно, что широкая левая коалиция от нацболов до анархов не может не стать серьёзной политической альтернативой. Как показывают многолетние марши антикап, лимоновцы и удальцовцы органично составляют ядро, к которым вполне радостно примыкают и троцкисты и анархисты. Либералы, боящиеся такой коалиции и потери монополии на звание оппозиции, радостно подыгрывают путинской системе и работают на раскол широкой левой. Так было в декабре 2011, так было до этого, так же было и позже. Нацболы не против широкой левой, скорее наоборот, но опасаются, что из этой затеи ничего не выйдет и, как не раз уже было, придётся героически пробивать лед политической апатии и маргинальных истерик в одиночку.


Организовав первый Лимоновский фестиваль кубанское отделение “Другой России” совершила важный демонстративный жест, который вмещает в себя не единое, а сдвоенное посланние: солидаристский шаги в левом поле. С одной стороны всем поклонникам Лимонова (а это почти все левые в России) разослан солидаритский призыв. С другой стороны создаётся инфраструктура культурной политики: регулярные лимоновские чтения и Лимоновский фестиваль. В ивентах могут участвовать как любые демократические оппозиционные силы, особенно левого спектра, в случае тактической надобности могут проводиться и закрытые мероприятия, только для партийцев.
С 13 по 15 августа 2021 в черноморской Джубге прошёл первый Лимоновский фестиваль на который, несмотря на весь стрём с давлением на политических активистов, со всей страны съехалось около 20 человек.
Этот “пробный шар”, с расчётом на дальнейшее региональное развитие, организовала краснодарская “Другая Кубань”. Приехали нацболы из Москвы, Новосибирска, Севастополя, Сочи. Читали стихи Эдуарда Вениаминыча, иногда по памяти. Лидер “Другой Кубани” Руслан Хубаев прочёл несколько стихотворений Всеволода Емелина. Ксения Власова читала стихи собственного сочинения. У костра звучали песни Банды Четырех, Александра Башлачёва, Егора Летова, Пролетария, ПФКБ, Сили, групп “Чернозем” и “Отход”.


Слушая разговоры лимоновцев в кулуарах, кроме вышеозвученных общих тем, которые волнуют партийцев, особенно интересно было слушать про местные проблемы. Интереса к локальным проблемам стало больше. Прижав незарегистрированную партию сверху, власть парадоксальным образом стимулировала на новые, адекватные новой ситуации, формы политической активности. В связи с дикой унификации чиновничьей структуры и отсутствия механизмов обратной связи и контроля исполнения низовых решений, российские муниципалитеты, самый нижний уровень власти (автономию МСУ путинская конституция злоумышленно и подло отменила), становятся настоящим клондайком чиновничьих злоупотреблений.
Хорошим примером подобных историй может послужить Кущевка, когда группа беспредельщиков и убийц державших целый район в страхе и подчинении были закрышованы не только милицией, но и прокурорами с бандитами. Таких вопиющих случаев раскопать не очень просто, но почти таких не очень. В данный момент лояльный нацболам журналист Олег Матвеев расследует историю о том, как какие-то упыри прикрываясь связями с местной ФСБ отжимают у людей земельные участки, угрозами и уговорами вынуждая их подписывать документы отчуждающими у них их землю. Мотивируют это они тем, что через землю якобы уже проложен секретный кабель. В Крыму расследует историю о чиновнике из Симферопольского р-на, который был одним из тех, будучи высокопоставленным одесским мчсником, был одним из тех, кто организовал массовое сожжение пророссийских оппозиционеров в одесском Доме Профсоюзов 2 мая 2014. В Туапсинском районе расследуются проделки олигарха Молчанова из Джубги, который взяв в аренду кусок берега, незаконно обирает отдыхающих требуя денег за проход. И это не единственные “косяки” олигарха.


Эта, новая для Другой России деятельность, не только подпирает организационный центр (московское отделение), диверсифицируя политическую деятельность, которая в условиях сильного давления и невозможности делать серьёзные контратаки на власть обрекает руководство на понижение ставок, что для радикального сообщества смерти подобно.
Децентрализованные микрофестивали, подобные Первому Лимоновскому должны стимулировать не только локальную активность, но и артикулировать взаимодействие автономных групп (боевую, идеологическую и организационных групп), которые, пока партия не завоюет право участвовать в легальной политике, тактически вести себя максимально автономно, с опорой лишь на опоры и идеологический контур завещанный вождем. Создание около-культурной инфраструктуры, похожих одновременно как сходняки криминальных авторитетов, так и на поэтические и бардовские фесты, могут стать новой формой распространения идеалов и политической практики прогрессивного анархо-имперского народовластия Другой России Э.В.Лимонова. И не надо говорить, что людей съехалось мало! На первом съезде РСДРП было еще меньше.

Полина Музыка. Антилекция в краснодарском КИСИ Типография (2 часть)

Первая часть


4.ПРО ТИХИЕ МЕСТА
У нас в анонсе этой антилекции было заявлено, что мы будем обсуждать тихие места. И мне хотелось бы рассказать вам про тихие встречи, хотя разговаривать о них нельзя. В какой-то момент я прочла книгу Александра Бренера “Бомбастика”. Мне она очень понравилась, я читала её запоем, потом было несколько сеансов в инстаграмме, когда я читала её вслух. Но дело в том, что позже, в 2018 году, я снова наткнулась на Сашу Бренера и решила почитать его другие тексты.

Я не помню, что это была за книга, возможно, “Житие убиенных художников”. Но в какой-то момент я поняла, что мне нужно принять обет молчания и читать просто эти книги. Я приняла обет молчания, я не читала неделю. Читала его книги, переписывалась с ним. Обет молчания я брала три или четыре раза в жизни, это был единственный, который я довела до конца. Что примечательно, каждый обет молчания у меня начинается с диареи. Когда я перестаю говорить, у меня начинается диарея, которая длится два-три дня. Когда я делала выставку, я тоже взяла обет молчания. Я всех предупредила, а выставка была на Красном Октябре. Я пошла туда, но, проходя мимо Храма Христа спасителя, меня приспичило.


В итоге, я обосралась прям у Храма Христа Спасителя. Я обрадовалась об этом и прибежала на выставку. Как я бежала, это была особая история. Прибегала, там оказался мальчик с выставки. Я захожу в комнату к нему и говорю, слушай, Саша, я обкакалась. И никогда в своей жизни я так женственно себя не чувствовала, как в этот момент.
Я читала Сашу Бренера, держала обет молчания, и в какой-то момент стала думать о собаке.


Collapse )

Полина Музыка. Антилекция в краснодарском КИСИ Типография (1 часть)

вторая часть

Анонс мероприятия был следующий:
В Краснодаре 4 августа 2021 с псевдо-лекционной и практической частью выступит московская художница Полина Музыка.
Полина Музыка расскажет о том как:
- создавать тихие места (будь то тихие встречи в кругу молчаливых друзей, поездка с полумертвыми художниками по Монголии или единоличный обет на гавканье)
- прятаться вглубь от всяких попыток себя идентифицировать (мы будем говорить о сомнении как самой радикальной позиции)
- находить приключения в привычной обстановке (то есть как сужаться до сверхчувствительности относительно сугубо бытовых и повседневных ситуаций)
- учиться принимать себя даже в своем неприятии
В качестве затравки для псевдо-лекционной части будут использованы байки, истории, рассказы о похождениях и приключениях, чтениях-писательствах, принятиях решений, обсерах и высерах, молчаниях и стонах.


Антон Николаев: Я благодарен нашей небольшой аудитории, что она собралась. И рад представить московскую художницу Полину Музыку, которая прочтёт вам лекцию, точнее псевдолекцию по собственному определению, о своем творчестве и рефлексии с ним связанной. В данный момент она является резидентом краснодарской МОМА, готовит выставку. К сожалению, людей из за жары и оттока на море пришло совсем не много, что искупается качеством. Как я понял из общения с публикой, она хорошо подготовлена и ей не надо объяснять, кто такая Полина. Ни Юле Шафаростовой, ни Жене Римкевичу, ни Андрею, ни Виталию и, надеюсь, остальным собравшимся.

1. ХУДОЖНИК НАЧИНАЕТСЯ С СОМНЕНИЯ
Полина Музыка: Всем привет, спасибо, что пришли, я уже успела поплакать в туалете, после того, как осознала, сколько людей здесь. Есть такой мем, не знаю, знаете вы его или нет, девочка лет семи, ютьюб-блогерка, записала видео на ютьюб:: “я принесла конфет, а на сходку никто не пришел”. Вот и я в похожей ситуации примерно... (смеется). Но так даже интересней, поскольку у нас реально получится псевдолекция и в каком-то смысле практикум.
Мы сможем как-то побеседовать, у меня тут есть небольшой конспект, который я подготовила. Я не очень хорошо умею читать лекции. Вы можете перебивать меня в любой момент, хотя у меня микрофон и я громче, вы все равно когда хотите тяните руку и задавай вопрос любой личности и важности.
Когда мы с Антоном Николаевым обсуждали формат сегодняшней встречи, я не хотела говорить про творческий путь, но все равно важно какой-то пунктир наметить, потому что цель моей около или псевдолекции о том, чтобы вас как-то вдохновить как расслабить, успокоить и какую-то пищу дать по возможности.
<
Я очень люблю дневниковый формат, очень давно веду дневники, дневники в интернете и письменные. Для меня это способ зафиксировать свое место, но не только свое, а место в определённом культурном срезе, определённой культурной ситуации. Личное политическое, хотя на самом деле, личное - это полная хуйня.
Я бы хотела начать с того, как я стала фотографировать. Я поступила в школу Родченко, и у меня были серьёзные проблемы с пониманием художник я или нет. С этим часто сталкиваются, по крайней мере я часто это слышу от тех, кто недавно занялся современным искусством. Когда я поступила в школу Родченко, первая лекция, которую я услышала была лекция Ольги Свибловой, директоркой и Школы Родченко и Мультимедиа музея. Свиблова что-то долго вещала, она очень любит ораторствовать, любит много говорить про искусство, про то, что она сейчас выставляет. В какой-то момент Ольга Львовна сказала: “Если вы сомневаетесь, художник вы, или нет, идите вон, не надо становиться художником”.
Я считаю это неправильным, и буду позже об этом говорить развернуто. Надо все начинать с сомнения, сомнением продолжаться и сомнением заканчиваться. Но об этом позже.


Collapse )

Цветы Миши Плохоцкого

Культура не только выхолащивает живое, но не стесняется в этом признаться. Хорошей иллюстрацией этому служит значение слова натюрморт, которое на русский переводится как “мертвая природа”. Обласканная постсоветской художественной критикой идея об умершем в тексте авторе (Ролан Барт) дополняет этот сюжет: в произведении мертвенно застывает не только то, что хотел изобразить автор, но и сам он становится чем-то вроде инклюза, насекомого застывшего в янтаре.
Многолетний проект скульптора Миши Плохоцкого “Городской фотосинтез”, как будто восстает против такого подхода. Скульптору неуютно в прокрустовом ложе структурализма. Он пытается преодолеть отчуждение и позволить вкладывать в творчество не только мертвую фигуру позитивистской эстетики, но и части самой жизни. Это дает возможность воспринимать художественную практику не только абстрактно эстетически, но и как способ ставить этические и социальные вопросы.

Уже более пяти лет скульптор следит за тем, как в Москве сносят исторические памятники и вывозит с площадок металлические каркасные части, которые позже используются как материал для городской скульптуры. Из этих элементов каркаса создаются конструкции, напоминающие огромные сюрреалистические цветы.
Collapse )

Бабочки, хинкали, секс

В Краснодаре 13 июня выставкой-хатником «Бабочки, хинкали, секс» открылась новое некоммерческое худоественное пространство, краснодарское МоМа.

Арт-пространство располагается в собственном частном домовладении. Оно состоит из нескольких выставочных зон: дом, огород, гараж, двор, баня. Кроме того, открылась арт-резиденция для художников, в которой можно жить с комфортом на втором этаже дома.

Первая выставка «Бабочки, хинкали, секс» посвящена владельцам галереи — Марусе Морковкиной и Антону Николаеву. Представлены картины, объекты, инсталляции, перформансы следующих авторов: Яна Алалыкина, Илья Борисов, Эльдар Ганеев, Иван Дубяга, Маруся Морковкина, Антон Николаев, Тимур Рыжков, «Кубанское арт-казачество».
Collapse )

Артивистка Казас и два типа кубанского меценатствования

Краснодарская художница Юлия Казас провела ряд протестных акция на улицах своего города. Она партизански установила на улицах ряд объектов в духе работ своего мужа-скульптора Валерия Казаса, которые пару дней назад было решено демонтировать из центра города, в окрестностях городского пляжа "Кубань", где их предполагалось установить на постоянной основе.


Как ранее заявил мэр города Евгений Первышев, решение убрать скульптуры возникло в связи с протестами местных жителей. В развлекательном блоге "Туподар", например, было оставлено изрядное количество постов, ругающих работы Казаса и неожиданно хвалящие городские проекты известного краснодарского мецената Галицкого.


Collapse )