Посты о всяких творчествах

цветные работы:

http://art4ru.livejournal.com/373546.html

Алек Эпштейн обо мне:
Антон Николаев известен в среде деятелей современного искусства как основатель группы «Бомбилы» и «Профсоюза уличного искусства» – последний проект и сейчас, шесть-семь лет спустя после своего создания, кажется мне чрезвычайно актуальным, собственно, этим путем идет сейчас весь радикальный акционизм. Более широкая известность пришла к Николаеву, когда совместно с Александром Россихиным они организовали в апреле 2007 года акцию «
Автопробег несогласных»; в разных частях Москвы по улицам ездила машина «Жигули» с укрепленной на ней сверху красной кроватью, на которой гетеросексуальные пары занимались любовью, предвосхитив, таким образом, акцию в Зоологическом музее, которой прогремела менее года спустя группа «Война», основанная, кстати, при непосредственном участии и поддержке Антона Николаева, о чем я в своей посвященной «Войне» книге (о ней на Радио «Свобода» мы уже говорили) достаточно подробно писал.
За эти годы мы видели развитие творчества Николаева в разных направлениях. С одной стороны, он продолжал заниматься непосредственно акционистским искусством: в этой связи памятны его акции «На правах рекламы», проведенная на «Арт-стрелке» пять лет назад  и особенно «Православная Фемида», проведенная в мае 2009 года во дворе Таганского суда, когда там судили еще не девушек из «Pussy Riot», а арт-критика и куратора Андрея Ерофеева и директора Сахаровского центра Юрия Самодурова. С другой стороны, Антон занимался созданием графических работ (вот, например, подборка некоторых из них). И я думаю, представленная на выставке в Зверевском центре работа «Наша вера должна быть слепой» – это одна из самых сильных работ, переосмысливающих вообще место религии в общественной жизни, которую я видел в последнее время.
Кроме того, Антон Николаев – самобытный теоретик, и в этом качестве он выступил в свое время и в Государственном центре современного искусства, где он прочитал лекцию «Артивизм и акционизм»  в начале лета 2011 года. Антон – один из немногих современных художников, который, создавая собственные оригинальные произведения, является еще и теоретиком. В этом смысле то, что они создали с Викой Ломаско книгу «Запретное искусство», я бы определил как первый в русском искусстве комикс-документ, где рисовала Вика, а идею этого проекта дал Антон. Этот проект стал началом нового этапа в творчестве Виктории Ломаско.



выставки:
Москва

http://zhiruzhir.ru/post/4481 ("Гетеродоксия", 2012)
http://zhiruzhir.ru/post/901 ("Свинотека, 2009)
http://art4ru.livejournal.com/354830.html ("Московский инфантилизм", 2008)

Новосибирск:
http://halfaman.livejournal.com/649728.html
Ижевск:
http://halfaman.livejournal.com/471362.html ("Внутри", 2011)
http://halfaman.livejournal.com/468289.html

Collapse )Collapse )

Моя журналистика (1999-2005)

Нашел в архиве небольшой отрывок из репорта про суд над Ходорковским. Типа эрзац-предшественник книги, что Дима Яковлев издал в виде нашей с Ломаско книги про суд над Ерофеевым и Самодуровым.

Под катом отрывок из этого репортажа (2004 год) и опубликованные статьи моего авторства (1999-2005) про политику и культуру:
Collapse )

ПОМОЖЕТ ЛИ ПОСАДКА ПРОВОРОВАВШЕГОСЯ МЭРА ЮБИЛЕЙНОМУ?

(расширенная версия заметки для блога "Другая Кубань")
Обвинения в адрес кубанского чиновничества о злоупотреблениях в сфере строительства, опубликованные в нашем блоге "Другая Кубань" получили неожиданное продолжение. Мэра города Андрея Алексеенко обвиняют в получении взятки за разрешение на какое-то сомнительное строительство и грозятся посадить чуть ли не на пятнадцать лет.
Будем теперь всю жизнь гадать, случайно это совпало с нашей заметкой, или нас отмониторили и сыграли на опережение.
Так не раз уже было с политическими оценками и призывами Эдуарда Вениаминовича. В этой истории на самом деле не много удивительного. Денег в стране стало меньше, среди коррумпированного чиновничества усилилась конкуренция, и они готовы съесть друг друга при любой удобной возможность.
Иногда это происходит публично, когда кулуарно. В этом случае вылезло наружу и нам и нашим сторонникам стоит влиться в этот процесс на стороне народонаселения, благо для нашего сонного региона это серьезный эксцесс, открывающий возможности для низовой политики.
Но перейдем от радужных фантазий к конкретике. Сперва о пока еще не уволенном мэре кубанской столицы. Как предварительно сообщили следователи, взятка суммой 1,6 млн. рублей могла быть получена за беспрепятственную выдачу заключения о соответствии новостройки в Прикубанском р-не Краснодара. На Лайфньюз вышел сюжет о том личной жизни Алексашененко собранный по сэлфи его беспечных детей.
Глаза разбегаются: фешенебельные виллы на туапсинском побережье, просторные участки, шикарные машины, яхты стоимостью в годовой бюджет районного центра. Посадить грозятся аж на 15 лет.
То, что опального мэра просидевшего на своем месте лишь несколько недель, гвоздят кремлевские, а не “инагентные” или оппозиционные СМИ бодрит вдвойне. Скорее будут серьезные последствия как для пока ещё не снятого мэра, так и для губернатора Кондратова, под которым явно зашаталось кресло: Алексеенко был его креатурой.
В крае хорошо помнят скандал, когда Кондратов и Алексеевко у случайно не выключенного микрофона обсуждали, что времена меняются и Алексеенко увлекся и сболтнул “Единая Россия все, сдохла”. Возможно, именно за этот косяк и обрушились на него все проблемы.
Еще немного конспирологии: ходят слухи, если Алексеенко снимут, на его месте может оказаться теперешний глава Западного округа Дмитрий Водолацкий, которого в Краснодаре воспринимают как представителя ростовского административного клана, относительно независимого от людей Кондратова.
Юбилейный сейчас находится под его управлением. Скандал с трассой в такой подвешенной ситуации становится довольно серьёзным фактором городской политики, что работает на руку активистам вышедшим на защиту района и вселяет в них надежду отстоять район. Возбуждение уголовного дела против мэра многие восприняли как как сигнал - коррупция в строительном бизнесе Краснодара есть и бороться с ней можно. До этого было ощущение безнадеги. Еще осенью администрация объявила, что вопрос о дороге решенный.
Что в истории со строительством трассы есть коррупционная составляющая, мало кто сомневается. Неизбежное перекраивание карты района открывает возможность нового строительства вокруг трассы.
Параметры этого передела в тумане, что никаким образом не значит, что они не существуют. На участки прилегающие к трассе в открытую претендуют: церковь, детсад, школа. Есть устойчивые слухи, что туда же хотят всунуть новый ЖК. Причем в ущерб школе и детсаду, как уже случалось в Краснодаре не раз при подобных коррупционных кульбитах.
Также будет отрезана изрядная часть от Кубанского Аграрного Универа, одного из немногих крутых и престижных ВУЗов на Кубани. Можно предположить, что руководство ВУЗа приперли к стенке, шантажируя строительством трассы прям через территорию заведения. Как планировали когда-то в 60-е, когда Краснодар еще был небольшим городом, а эта территория глубокой окраиной с очень маленьким потоком машин. Потом, когда поток увеличивался, под колесами начали гибнуть студенты и трассу увели.


Есть еще интересный сюжет, жители микрорайона не против договориться с церковниками, чтобы они построили храм не рядом с этой адской дорогой, а вместо, но церковь пока пасует, не готова проявить политическую субъектность и встать на сторону народонаселения.
Антиклерикальные настроения в районе растут. 21 декабря жительница ЮМР Яна Антонова вышла на одиночный пикет у краснодарской администрацией протестуя против строительства храма.
Но даже если не учитывать непосредственного вреда от трассы (сокращения парковых и учебных территорий и превышения шумовых норм в окнах более трех тысяч жителей) общий ущерб для микрорайона не только очевиден, но и велик.
Если
злополучная трасса будет построена, в районе будет уничтожена добрая половина парковых территорий, а все улочки, в том числе мелкие, окажутся запружеными большегрузными машинами, которые вместо того, чтобы объехать город по объездной дороге, застрянут в изолированном изгибом реки от города районе. Изначально-то планировалось увести поток в Адыгею, через новый мост. Даже хотели их три построить, потом вопрос заглох. Что тоже странно. предпложим не хватает на три моста, но для решения проблемы можно ограничиться и одним.
В ходе небольших, но эмоциональных бурлений по сабжу в блогосфере выплыла интересная история, которую в блоге Общественного Совета ЮМР выложила одна из жительниц микрорайона. Его быстро сняли, т.к. это сообщество контролируется, но его успели репостить и отскринить..
Так вот, в парке к прилегающем к злополучному строительству тоже кипят нешуточные страсти.
Муж бывшей краснодарской судьи краевого арбитражного суда Людмилы Дубина Анатолий выкупил (совершенно непонятно на каких основаниях) у города кусок берега Кубани за 1,6 млн.
Под давлением общественности у него этот участок пытаются отобрать, т.к. это все происходит на территории городского парка, а зелени в районе и так не хватает, а в случае появления новой дороги её еще сильнее будет не хватать. Пока идут суды, псевдособственник пытается впарить этот участок какому-нибудь лоху за цену в 25 раз больше чем заплатил сам. В телефоне "Владислава, частного лица", как жители Юбилейного, которые судятся с семьей Дубины, опознали адвоката этой семейки В.Сафразяна.
Вообще На семью Дубины записано немало всяких интересных бизнесов связанных с газом и ЖКХ. К этой теме скорее всего придётся вернётся. Коррупция в ЖКХ - краеугольный камень коррупции чиновничества помельче, тех кого не пускают к дорожному и жилищному строительству.
Людмина Дубина, важно отметить, одиозная фигура, с ее именем связаны весьма пристрастные суды против “Экологической Вахты”, которые противились против уничтожения Утриша в конце девяностых (дача патриарха, дорога смерти, легко гуглится). Также с этой историей связывают жестокое избиение неизвестными в балаклавах эколога Андрея Рудомаха.
Отжав у народа Утриш для своих высоких покровителей, судья получила возможность прихватизнуть у краснодарцев кусок парка. Эпичненько.
События развиваются для сонного кубанского края неожиданно стремительно.
Наша борьба продолжается!

Выставка Маруси Морковкиной в "Это не здесь"

В аббревиатуре СР есть многозначность и скрытое напряжение. Точка перелома, смена фазы. Как будто алфавит проговорился до “с”: о, п, р, с, перекувыркнулся и уже отползает обратно: с, р, п, о, н... Добавь пару букв, получится страпон.

Сетевой словарь аббревиатур В.В.Сидорова на запрос СР выдаёт тьму вариантов: тут тебе и самозарядный револьвер и самонаводящаяся ракета. Партии эсеров и Справедливая Россия. Сербская Республика, например.
Где-то рядом прошли квалификацию и заняли места в словаре уверенные в собственном существовании: ставка рефинансирования, средний род, стандартные решения и прочие стрелковые роты.
Collapse )

Стихи Александра Бренера на рисунки Игоря Шуклина


Игорь Шуклин проиллюстрировал новый стихотворный сборник Александра Бренера, так я написал.

Но издатель этой книжечки Александр Веревкин оперативно поправил: "Тут было наоборот, Бренер писал стихи к каждой работе Игоря."
Collapse )

Подробности семейного бизнеса бывшей краснодарской судьи Людмилы Дубины

Опять речь пойдет об Юбилейном микрорайоне Краснодара вокруг которого и так ломается немало копий по поводу точечного и дорожного строительства и коррупции вокруг этого.

Муж бывшей краснодарской судьи краевого арбитражного суда Людмилы Дубина приобрел (совершенно непонятно на каких основаниях, которые сейчас оспариваются в суде жителями и администрацией Западного округа Краснодара) у города кусок берега Кубани за 1,6 млн. Это было с помощью фирмы-прокладки "ООО Альтаир" зарегистрированной на имя мужа судьи Анатолия Дубину.



Под давлением общественности у него этот участок пытаются отобрать, т.к. это все происходит на территории городского парка, а зелени в районе и так не хватает, а в случае появления новой дороги, о бессмысленности и коррупционности строительства которой можно почитать по ссылке, будет остро не хватать.
Пока идут суды, псевдособственник пытается впарить этот участок какому-нибудь лоху за цену в 25 раз больше чем заплатил сам.
В телефоне "Владислава, частного лица", как жители Юбилейного, которые судятся с семьей Дубины, опознали адвоката этой семейки Владислава Сафразьяна.

Чем все это закончится, ужасно интересно.

ОТСТОИМ ЮБИЛЕЙНЫЙ!

Впервые, со времени трехтысячного антикоррупционного марша в январе 2021 в Краснодаре обозначилась протестная активность. Жители спального района Юбилейный требуют остановить строительство бессмысленной трассы вглубь жилых кварталов. Провели несколько полустихийных сходов, подали в суд на городскую администрацию.
Борьба продолжается, требуется общественная поддержка. Следующее заседание будет 8 декабря в Ленинском суде по адресу ул.Федора Лузана, 38 в 11-00.

Если злополучная трасса будет построена, в районе будут уничтожена добрая половина парковых территорий, а все улочки, в том числе мелкие безнадёжно запрудятся большегрузными машинами, которые вместо того, чтобы объехать город по объездной дороге застрянут в изолированном изгибом реки от города районе.
Эта дорога, с тремя новыми мостами в Адыгею, была запроектирована в краснодарском генплане ещё десять лет назад и казалась хорошим способом разгрузить краснодарский траффик переправив его на противоположный берег Кубани, но не срослось.
По этому поводу в городе бродит немало слухов.
Collapse )

Networked Disruption: Connecting Art, Hacktivism and Business in Political Struggles

Tatiana Bazzichelli

What Is Networked Disruption?
Disruption occurs when a process of business innovation takes shape by displacing an earlier technology; it provokes a change of consolidated business values, whilst simultaneously generating new forms of business. Over the last decade, alongside the emergence of network economy, the critical framework of art and hacktivism has shifted from developing strategies of opposition to embarking on the art of disruption. With the development of social media and Web 2.0 (1) the concept of social networking became part of our daily life, and many corporations adopted the same vocabulary used by the activists and hackers in the 1990s, assimilating the rhetoric of openness, do-it-yourself, sharing, etc.
My hypothesis is that mutual interferences between art and hacktivism within the information economy have changed the meaning and contexts of political and technological criticism. Hackers and artists have been active agents in business innovation, while at the same time also undermining business.
Artists and hackers use disruptive techniques of networking within the framework of information technology, opening up a critical perspective towards business to generate unpredictable feedback and unexpected reactions; business enterprises apply disruption as a form of innovation to create new markets and network values, which are often just as unpredictable.
If art, business, and its antagonism are nowadays intertwined, it is advisable to reinvent practices of criticism that go beyond the mere act of opposition. This paper takes up this challenge and discusses a new perspective of political activism and artistic creation based on the concept of “networked disruption,” applying it both in theory and practice. The aim is to analyze hacker and artistic practices through business instead of in opposition to it, shedding light on the mutual interferences between networking participation and disruptive business innovation. Many activists usually prefer not to deal with the notion of “business,” confining it to the domain of commercial market logic. However, the concept of business is much more complex than that, and it can be associated with the idea of “being busy” in the context of Protestant culture. Following this perspective, disruption becomes a two-way strategy in networking contexts, a practice to generate criticism, and a methodology to create business innovation.

Rethinking Oppositional Practices
Why do we need to rethink artistic and hacktivist opposition within the context of social media and after the emergence of Web 2.0? This question is at the core of my recently published book, Networked Disruption: Rethinking Oppositions in Art, Hacktivism and the Business of Social Networking (Digital Aesthetics Research Centre, Aarhus University, Aarhus, 2013), and the main link that connects my other two books, Networking: The Net as Artwork (Digital Aesthetics Research Centre, Aarhus University, Aarhus, 2008) and Disrupting Business: Art and Activism in Times of Financial Crisis (coedited with Geoff Cox, DATA browser 05, Autonomedia, New York, 2013). These reflections are the consequence of a process of personal involvement with the activist (or rather “artivist”) scene in Italy since the mid-1990s. Additionally, they are based on the analysis of international fieldwork on practices ranging from the
(1) See: Tim O'Reilly, “What Is Web 2.0. Design Patterns and Business Models for the Next Generation of Software, September 30, 2005, available online at: http://oreilly.com:/web2/archive/what-is-web-20.html, accessed 08/06/2014.
Collapse )