?

Log in

No account? Create an account

Бомбила

хроники виртуального бунта


Entries by category: искусство

[sticky post]130 цветных рисунков
halfaman
праздничное
may
осипова в тюрьме (навеяно судом над надей)
osipova
для мракобесов
dogn
краснокнижный осетр в супермаркете
donos
надя
nadja
Read more...Collapse )
Read more...Collapse )

Посты о всяких творчествах
halfaman

цветные работы:

http://art4ru.livejournal.com/373546.html

Алек Эпштейн обо мне:
Антон Николаев известен в среде деятелей современного искусства как основатель группы «Бомбилы» и «Профсоюза уличного искусства» – последний проект и сейчас, шесть-семь лет спустя после своего создания, кажется мне чрезвычайно актуальным, собственно, этим путем идет сейчас весь радикальный акционизм. Более широкая известность пришла к Николаеву, когда совместно с Александром Россихиным они организовали в апреле 2007 года акцию «
Автопробег несогласных»; в разных частях Москвы по улицам ездила машина «Жигули» с укрепленной на ней сверху красной кроватью, на которой гетеросексуальные пары занимались любовью, предвосхитив, таким образом, акцию в Зоологическом музее, которой прогремела менее года спустя группа «Война», основанная, кстати, при непосредственном участии и поддержке Антона Николаева, о чем я в своей посвященной «Войне» книге (о ней на Радио «Свобода» мы уже говорили) достаточно подробно писал.
За эти годы мы видели развитие творчества Николаева в разных направлениях. С одной стороны, он продолжал заниматься непосредственно акционистским искусством: в этой связи памятны его акции «На правах рекламы», проведенная на «Арт-стрелке» пять лет назад  и особенно «Православная Фемида», проведенная в мае 2009 года во дворе Таганского суда, когда там судили еще не девушек из «Pussy Riot», а арт-критика и куратора Андрея Ерофеева и директора Сахаровского центра Юрия Самодурова. С другой стороны, Антон занимался созданием графических работ (вот, например, подборка некоторых из них). И я думаю, представленная на выставке в Зверевском центре работа «Наша вера должна быть слепой» – это одна из самых сильных работ, переосмысливающих вообще место религии в общественной жизни, которую я видел в последнее время.
Кроме того, Антон Николаев – самобытный теоретик, и в этом качестве он выступил в свое время и в Государственном центре современного искусства, где он прочитал лекцию «Артивизм и акционизм»  в начале лета 2011 года. Антон – один из немногих современных художников, который, создавая собственные оригинальные произведения, является еще и теоретиком. В этом смысле то, что они создали с Викой Ломаско книгу «Запретное искусство», я бы определил как первый в русском искусстве комикс-документ, где рисовала Вика, а идею этого проекта дал Антон. Этот проект стал началом нового этапа в творчестве Виктории Ломаско.



выставки:
Москва

http://zhiruzhir.ru/post/4481 ("Гетеродоксия", 2012)
http://zhiruzhir.ru/post/901 ("Свинотека, 2009)
http://art4ru.livejournal.com/354830.html ("Московский инфантилизм", 2008)

Новосибирск:
http://halfaman.livejournal.com/649728.html
Ижевск:
http://halfaman.livejournal.com/471362.html ("Внутри", 2011)
http://halfaman.livejournal.com/468289.html

Read more...Collapse )Read more...Collapse )

Интервью Декоративному Искусству
halfaman
На вопросы ДИ отвечает
Антон Николаев, художник, активист, куратор.</span>

ДИ. Вы весьма активны в пространстве отечественного художественного активизма, имеете отношение к многим его сегодняшним проявлениям. Вы участник группы «Бомбилы», принимали заметное участие в фестивале уличного искусства «Пошел! Куда пошел?», я вас видела на проекте «Верю», где вы активно помогали Олегу Кулику, вы имеете какое-то отношение к группе «Война», работали с Артемом Лоскутовым, образовали творческий тандем с Викторией Ломаско. Причем все это почти одновременно. Чем вам близки активистские стратегии? Возможно, то, что Олег Кулик - ваш отчим, объясняет ваши предпочтения?
Read more...Collapse )</div>

Архив Профсоюза Уличного Искусства
halfaman

История одной разборки в ПУИ
с организационными решениями
(сентябрь 2011)

Nadya Tolokonnikova

Надежда Толоконникова теперь - сопредседатель Профсоюза Уличного Искусства.
Ее предыдущее погоняло Колотушка считается устаревшим. Теперь она Толокно.
С данного момента любое ее решение или высказывание против которого нет моего или суперовского возражения считается решением Профсоюза Уличного Искусства. Также Толокно может накладывать вето на любые наши решения.
Для опротестования любого решения Профсоюза любой человек может выдвинуть протест который будет считаться легитимным если его поддержит большинство Президиума.
Решения не должны противоречить манифесту Профсоюза Уличного Искусства:
Война за бренд была явным нарушением, поэтому развязавший ее Олег Воротников был понижен до рядового члена Президиума.
С Натальи Сокол было снято звание Секретаря.
Ее должность занимает Елена "Айты" Сидоренко.
28 сентября 2011
Супергерой
Безумец

halfaman.livejournal.com/539936.html

Окончательной каплей послужила эта история:

"The Yes Men не будут бойкотировать Московскую биеннале
Участники фестиваля «МедиаУдар» американские акционисты The Yes Men сообщают, что приняли необдуманное решение, поддержав бойкот Московской биеннале, инициированный одной фракцией группы «Война» в связи с тем, что на выставке демонстрируется работа другой фракции группы."
(Опенспейс, 27? сент. 2011)

ну и плуцера тоже воротников натравливал:
http://halfaman.livejournal.com/541805.html

еще всякие мелочи по переизбранию:
http://halfaman.livejournal.com/541098.html
http://halfaman.livejournal.com/537964.html
http://halfaman.livejournal.com/542811.html


Резиденция "Моква"
halfaman
Оригинал взят у zub4ik в Резиденция "Моква"

3 июня в мастерской Фонда Владимира Смирнова и Константина Сорокина открылась выставка, посвященная недавней резиденции художников Александра Вилкина, Антона Николаева, Алека Петука и Игоря Шуклина в поселке «Моква» в Курске.
«Было много шуток, когда художники приехали из Москвы в Курск и неожиданно очутились в месте с названием Моква, как бы в другой Москве, отличающейся на букву «с». Как бы не «с Москвой», а наоборот убрали одну «с». В этом в общем-то случайном совпадении содержится интересный смысловой обертон: в России, где пространства огромны, а культура однородна, на самом деле можно долго, дольше чем до Берлина, Лондона или Парижа, но оказаться в общем-то практически там же, в том же месте откуда вылетел. Но все не так просто, как может показаться на первый взгляд. Ситуация однородности культуры обеспечивается не только кодами самой культуры (например, существованием языковой нормы, чего нет ни в одном другом живом языке, а только в мертвых или восстановленных), но и структурой коммуникации: в локальных центрах настолько внимательно прислушиваются к тому, что происходит в столицах, что даже в голову не приходит о том, что нужно работать не только, на вход, но и на выход, посылать какой-то обратный сигнал. Если на уровне областного центра, эта ситуация удовлетворяет локальные сообщества, поскольку дает возможность брать на себя культуртрегерские функции, то иные культурные сообщества, более мелкие, оказываются в вакууме, поскольку вместо того чтобы культурно осваивать территории, по площади, а часто по населению превышающие европейские государства, сообщества в центрах регионах «окукливаются», зацикливаются на себе, переживают по поводу своей неполноценности по сравнению со столицей, в то время как локальные истории, местная специфика выглядят чем-то ненужным и случайным, типа как в курском пригороде Моква не хватает одной буквы, чтобы стать утопической «Москвой». И находясь в Москве и находясь в эбонитовых башнях мокв провинциальных сообществ, изменение сложившейся, едва ли не окостеневшей до ритуала, системы коммуникации представляется сложной, неподъемной задачей. И вряд ли это возможно в какой-то логике, кроме как экспедиционной - нужно ехать самим и налаживать коммуникацию».

На выставке были представлены работы, сделанные в резиденции, а также документация проекта. Одной из центральных тем проекта стал «Пир в мастерской», когда художники сварили уху и поставили ее в центр стола в мастерской. Они вместе ели уху, разговаривали о живописи и вместе же рисовали. Таким образом было сделано около восьми совместных картин. Пир повторился и в мастерской в Москве: гостей угощали водкой и здесь же сваренной ухой.
Read more...Collapse )

Деготь и Осмоловский дискутируют об Украине
halfaman

Анатолий Осмоловский
На вернисаже моей выставки "Рас-членение" Катя Деготь определила мою работу "Украинка" как колониальную. Типа, если "украинка" слеплена из разнообразных фрагментов, то это метафора неестественности самого государства Украина. Ну в принципе такая интерпретация тоже возможна. Как вид "колониальной" интерпретации (ну т.е. "империалистической", которая подразумевает однозначность).
Художественная работа как известно имеет множество прочтений, а любая однозначность легко переворачивается в свою противоположность. Так с полным правом можно сказать, что "Украинка" - не метафора государства Украина, а выражает собой ПРЕДСТАВЛЕНИЕ о нем российского официоза и большинства русских и тут же работа становится критической и антиколониальной. Действительно, российский художник только и может что выражать представления своей страны и своего народа так как он в ней рожден и воспитывался и сам является частью этого народа. Поэтому политическая однозначность для художественной работы - это нонсенс эпохи 30-х годов.
На самом же деле моя работа о насильственности возвращении фигуративного образа. И является критической не столько по отношению к официозным политическим представлениям, сколько к постмодернистской продукции последних 20 лет. Типа Джефа Кунса или Мураками. Политический кризис закончится, а эта проблема "вечна"

Не могу не прокомментировать

Благо забавно наблюдать как Екатерина Деготь пытается защитить украинскую государственность от Толи Осмоловского, который как-то там не так изобразил Украину.

Это все конечно какие-то благоглупости в духе "Народного собора", но все равно постараюсь разобраться.

Понятно, что наезд неправильный в самом подходе. Как будто критикуют карикатуру на редколлегии, а не серьезное, полноценное высказывание, органичное само по себе, а не как дополнение к общественным и политическим процессам. Ведь такой узкий подход спекулятивно концетрирует важность политического, создает иллюзию, что важность происходяще в политике и обществе настолько велика, что предлагает искусству лишь сервильную "описывающую" форму.

Необходимо понимать и проговаривать, что современное искусство, по крайней мере в том виде которым занимается Толя, не занимается последними истинами и прямыми высказываниями, а, как точно говорил покойный Пригов, предпоследними, т.е. "всего лишь" создает символические образы претендующие на высвечивание ситуации, делание ситуации более осмысленной, облегчающими интерпретации, который остаются зрителем.

Так что когда Деготь обвиняет Осмоловского в колониальности, она всего лишь ведет диалог с удобным ей виртуальным партнером.

Кроме того нельзя не отметить, что интерпретация Деготь не очень органичная - слишком прямая, похожая на пересказ карикатуры. Творчество Осмоловского всегда многоплановее.
Стоит например отметить, что Украина изображена в виде женщины. Лично мне видится в этом отсылка к тому что на Украине (и это очевидно прогрессивно) были сильны женщины-политики.
При этом политическое поведение Украины после того как она активно начало бомбить Донбасс безусловно колониально (как и атаки Грузии на Южную Осетию), что как раз и обнажает "сшитость" территории, которая всегда была главной проблемой для Украины и сейчас все это дело усилилось стократ.

Россия в этой ситуации тоже ведет себя вполне империалистично, но за этим есть прагматика и возможность договориться. Но после того как Киев начал бомбить Донбасс, перейдена черта, когда можно было представить Украину жертву. Это крупное империалистическое государство бьющееся с собственными национальными окраинами.

Украина на наших глазах перерождается в геополитического постимперского фашизоидного монстра, изнанкой России еще больше уехавшей от реальности.

Защищать государственность Украины с левой позиции почти невозможно.


Обсудили последнюю акцию Петра Павленского
halfaman

Участники: Ирина Делюсина, Светлана Гофман, Артем Лангенбург, Михаил Немцев, Антон Николаев, Надежда Толоконникова, Алек Эпштейн

Алек Д. Эпштейн :
По отдельности в акции Пети Павленского всё прекрасно, включая сопроводительный текст, а в целом я считаю ее в корне неверной. Арт должен делать нас свободнее и окрыленнее; обнаженный изможденный мужчина, занимающийся членовредительством вначале в одиночестве, а затем – на руках у четырех полицейских, вряд ли этому способствует. Пляски в Храме Христа спасителя расширяли территорию свободы, а это – депрессивнее некуда. Нас и так пытаются колючей проволокой обмотать, и много что нам обрезать пытаются. Наша задача – сопротивляться этому, расширяя границы свободы, помня о лозунге "верни себе город!", а не наоборот…

Антон Николаев
не. это ты зря.
первый раз хоть что-то сделали про карательную психиатрию.
я эту тему немного трогал в 2004.
волосы дыбом.
http://polit.ru/article/2004/02/04/psycho/
и по поводу виктимности павленского я тоже высказывался:
"Все акции Петра Павленского отличает пластическая точность, а также работа с темой виктимности. Он постоянно выступает в роли жертвы, а для художника это довольно сложно. Акционисты, как правило, пытаются уйти от виктимности. Потому что если ты делаешь не очень хорошую акцию в таком духе, ты будешь выглядеть как спекулянт. А если ты выступаешь в роли борца, нападающего, то даже плохая акция всегда будет выглядеть как средняя.
По образованию Петя скульптор, и если посмотреть на его акции, все они – пластически точные. Это выгодно отличает его от других акционистов, которые всегда выезжали скорее не на пластике, а на точности жеста. Это касается и моих акций, и акций Войны, может быть, даже акций Pussy Riot. Это неизменно какой-то удачный жест. А Петя создает своеобразные скульптуры. Возможно, именно это обеспечивает успех его акций".

Алек Д. Эпштейн
Антонио, я меньше смотрю на визуальную сторону, а больше - на результат. Путин давно предлагал всем его критикам сделать обрезание таким образом, чтоб ничего не выросло (http://lenta.ru/world/2002/11/12/circumcision/) - и Петя 12 лет спустя добровольно соглашается на это. Зачем?

Антон Николаев
обрезание и надрезание уха это весьма разные жесты.
даже если их сближать, группировать как акты инициации (что само по себе уже есть некоторая спекуляция в нужную тебе сторону), то все равно смысл разный
обрезание - религиозный жест, связанный с ПОДЧИНЕНИЕМ традиции
отрезать ухо - очевидно аппелирует к ван-гоговскому отрезанному уху и значит все-таки ОСВОБОЖДЕНИЕ.
да и путин при чем тут.
он часто какие-то странные шутки отпускает.
что теперь в туалет не ходить
путина бояться в туалет не ходить)

Светлана Гофман
Многие его акции я считаю красивыми, эта — нет!

Read more...Collapse )


Почему русские художники никому не нужны?
halfaman
Почему русские художники никому не нужны?

Регина Хидекель, возглавляющая Русско-Американский Центр культуры в Нью-Йорке, в интервью газете "Невское время" рассказывает о взлёте русского рынка на политической волне 80х-90х и безнадёжности его сегодня...

Posted by Антон Николаев on 23 сен 2014, 11:21

from Facebook

Окно Антона Николаева
halfaman
Оригинал взят у zub4ik в Окно Антона Николаева

Уже год в мастерской Андрея Митенева, Лехи Гариковича и Сергея Прокофьева в Бобровом переулке проводятся так называемые оконные выставки. В окне выставляют работы тех или иных художников. Вчера окно отдали Антону Николаеву. Можно всегда подойти и посмотреть с улицы. Адрес Бобров переулок, 2.



Антон Николаев родился 12 июля 1976 года в Новосибирске. В 15 лет принял участие в движении «ЭТИ». В 2004 году по инициативе Антона Николаева была создана арт-группа «Бомбилы». Впоследствии деятельность «Бомбил» подтолкнула Олега «Вора» Воротникова и Наталью «Козленка» Сокол (Арт-группа «Война») заняться уличным акционизмом, и в течение 2007 года «Война» и «Бомбилы» работали вместе в рамках Профсоюза Уличного Искусства, куда входит ещё ряд художников и теоретиков. В апреле 2007 года совместная с Александром Россихиным акция «Автопробег несогласных», когда в разных частях Москвы по улицам ездила машина «Жигули» с укрепленной на ней сверху красной кроватью, на которой гетеросексуальные пары занимались любовью, привлекла внимание медиа к личности художника. Сюжеты об акции были показаны в еженедельных аналитических передачах «Максимум» (НТВ) и «Неделя в большой стране» (5 канал). Фоторепортаж об акции, размещенный на сайте Фишки.нет, был просмотрен более полумиллиона раз.

Read more...Collapse )

Африканские киноафиши
halfaman
Оригинал взят у greenkoda в Африканские киноафиши
Шедевры киноафишного искусства Ганы и Нигерии, в разные годы завлекавшие местное население в видеосалоны и кинотеатры.




Смотреть дальшеCollapse )

Год и три месяца: Женя Зубченко о Паше 183
halfaman
1271836_616926931660869_1052537144_o
Мы познакомились с Пашей в начале 2012 года, буквально за неделю до того, как он стал «русским Бэнкси». Если точнее зимой, в январе. Я в тот период своей жизни очень интересовалась культурой граффити и стрит арта. На самом деле все началось с Лондона, я активно туда ездила, поскольку культура граффити и стрит арта там очень развита. Много интересных художников и мне захотелось узнать, как обстоят дела с этим делом в России. Когда я начинала снимать, мне говорили друзья, что затея эта довольно бессмысленная, поскольку никакого стрит арта в России нет. Но в действительности это не так. Российский стрит арт я начала снимать с 2008 года. Стала знакомиться с разными художниками, снимала фестивали, но, как ни странно, про Пашу я не слышала. Я узнала о нем случайно. В одной из западных подборок лучших работ стрит арта. Это была работа Паши «Поджигатели мостов», которая меня очень зацепила. Я стала искать информацию о нем и с удивлением обнаружила, что он живет и работает в Москве. Мне тогда казалось, что я знаю уже всех художников, кто активно работает, а тут такое. Я зашла к нему на страничку в «Живом журнале», просмотрела все его работы и решила написать ему. Я сказала, что документирую стрит арт, хочу в будущем издать книгу, посвященную этому направлению. Ему моя затея понравилась.

Read more...Collapse )

<b>Казимир Малевич и Владимир Маяковский - создатели патриотического лубка</b>
halfaman
Оригинал взят у humus в <b>Казимир Малевич и Владимир Маяковский - создатели патриотического лубка</b>

Цитаты портреты и дружеские жесты художников-товарищей
halfaman
Леха Гарикович "Бабка с иконой Пусси Райт, написанной Антоном Николаевым"

фото Л.Гарикович
Алиса Иоффе "Антон Николаев и Света Шуваева"

Рисунок Александры Галкиной (2012)

Олег Кулик на фоне моей работы "Свободу Политзечкам"

фотка Е.Зубченко
На фоне другой работы "Матриарх"

Живопись Сергея Скутару
halfaman
46470_145564658810291_1672502_n
17436_1000 (1)
Read more...Collapse )

Рисование жопами - фотки Игоря Мухина
halfaman
Рисование жопами - фотки Игоря Мухина

(entry text)

Posted by Антон Николаев on 29 апр 2013, 18:51

from Facebook

Рисование жопами - фотки Игоря Мухина
halfaman
920344_610649685629373_138882585_o
476255_610649265629415_1453577500_o
919203_610646942296314_467533107_o
Read more...Collapse )

Диалог с Анной Монгайт
halfaman

Анна Монгайт: я вот слышала версию, что работы не взяли из-за исключительно посредственного художественного уровня. вы вообще рассматриваете такую возможность?)

Антон Николаев: Ну да, каменецкая именно так и заявила, когда решила, что работы слишком рискованные.
До этого все ей казалось замечательным. О вкусах не спорят, но на выставке было немало работ очевидно более низкого качества. Их я приводить не буду, чтобы не обижать художников.
Но было немало работ очевидно кокетливых, что с точки зрения феминисткой теории (любой из) - неправильные. Т.к. феминизм предлагает
а) критическую оптику
б) отказ от использование всего "девочкового", "умильного" и т.п.
считающегося феминизмами препятствием для равноправия, т.к. инфантилизируют женщину, как бы опуская ее до статуса ребенка.
например эта:
http://sphotos-d.ak.fbcdn.net/hphotos-ak-frc1/576302_576447332368552_217203129_n.jpg

Викина графика очевидно высокопрофессиональная.
У нее много поклонников.
кулику нравится например:
http://img-fotki.yandex.ru/get/4125/111967353.24/0_94392_b98967f4_XL.png.jpg
Сальников очень любит вику, Юриий Альберт неоднократно хвалил викины рисунки.
вику очень ценят "что делать": Глюкля, Олейников, Виленский.
Да и много еще кто.
На Западе Вику очень ценят - т.к. разрабатываемый ею советский стиль выглядит очень экзотичным и воспринимается намного живее.
Много статей о ней вышло в Германии, можете погуглить.
Вообще про Вику достаточно уверено можно говорить как об одном из ведущих художников поколения.
Количество недоброжелателей невелико, и примерно совпадает с количеством завистников.
Так что мнение каменецкой сложно считать объективным


Анна Монгайт честно говоря, "сальников очень любит вику, юлий альберт хвалил викины рисунки и тд" - не очень убедительно. скандал выглядит исключительно спекулятивным и надуманным. кураторы имеют право на отбор. даже если это , спаси господи, работы в поддержку пусси райот

Антон Николаев Анна, кураторы пытаются выдать желаемое за действительное. Я ранее подробно описал всю чехарду которую они устроили. Я не исключаю, что они запутались и на самом деле не разобрались в ситуации и только в последний момент поняли что остались с работами где изображены Пусси Райот.
4 марта Виктория ездила встречаться с ассистенткой отдела выставок "Манежа" Александрой Ивановой, передала ей работы и подписала договор (где кстати была еще чья-то подпись) в котором были превью ВСЕХ ЧЕТЫРЕХ СНЯТЫХ РАБОТ.
Возникают закономерные вопросы:
1) почему этот договор исчез и вместо него Вике подсунули другой, без подписей и лишь с одной превью при этом забыв убрать из документа что работ всего четыре?
2) почему отказ экспонировать принятые на выставку работы поступил через двое суток после подписания когда до вернисажа оставалось меньше дня

я уверен, что правдивые и полные ответы на эти вопросы дадут куда больше оснований для обвинения в непрофессионализме каменецкой и туркиной.

и это даже без упоминания пусси райот, которое, как правильно отметил гельман, все перекрывает.

Кроме того у меня сложилось мнения, что реальный виновник всего произошедшего именно каменецкая. Именно она отвратительней всех вела себя с художницами. Туркина просто смело взяла весь огонь на себя, пытаясь делать хорошую мину при плохой игре. А Лошак вообще здесь почти не при делах - просто помогла кураторам с помещением.

То что я написал в последнем абзаце - это общее ощущение держащееся на догадках.

КЛАРА ГОЛИЦЫНА: БЕСПРЕДМЕТНИК ДЛЯ АРТИВИСТОВ
halfaman
«Диалог искусств» неоднократно писал о Кларе Голицыной, художнике несомненно талантливом и интересном. В этот раз мы предлагаем нашим читателям новую интерпретацию ее творчества. Взгляд одного из ярких представителей отечественного акционизма Антона Николаева на работы художника в известной степени традиционного и уж по крайней мере далекого от радикализма социально ориентированного искусства.

Накануне новогодних праздников в Зверевском центре современного искусства в течение десяти дней проходила выставка московской художницы Клары Голицыной «Работы 2012 года». Экспозиция соответствовала непритязательному названию: были представлены работы (станковая графика, бумага, акрил), сделанные с августа по декабрь, как бы образующие две параллельные серии: красно-черные абстракции, символизирующие анархический протест, и разноцветные изображения девушек (в том числе и с гитарами). «Анархистские» абстракции висели в нижнем ряду, девушки - во втором, под углом, как бы на потолке, что делало пространство двухслойным.

Эта выставка со всей очевидностью отсылала к недавним политическим протестам, что вполне органично отношению художницы к реальности: «Я экстраверт, а внутри меня пусто. Я, как антенна, ощущаю время, и оно выражается в моих работах». Многослойное решение пространства служило метафорой сложности восприятия реальности прошедшего года.
Станковая графика Голицыной в первый момент может показаться рафинированной, но при внимательном ознакомлении оказывается открытой реальности и даже вступает с ней в игровые отношения, что изящно подчеркивается предельным демократизмом материалов. Стоит вспомнить, что игровой характер художественного языка Голицыной подчеркивали искусствоведы Сергей Кусков и Виталий Пацюков.
Read more...Collapse )

О художнике Павле Бразде и его картинах
halfaman
Пршемысл Аратор.


33
Павел Бразда родился 21 августа 1926 года в г. Брно в богатой буржуазной и отчасти культурной семье. Его отец, доктор прав Освальд Бразда был известным адвокатом и лидером правой аграрной партии, которого его противники называли Зеленым крокодилом. Его мама Эва была любимой племянницей Карела Чапека, крупнейшего чешского писателя межвоенного периода (в его романе «Кракатит» она фигурирует как «девушка с вуалью&raquo;), и Йозефа Чапека, одного из ведущих чешских художников 1910 - 30-х гг. В большой парадной квартире родителей Бразды размещалась коллекция его картин.
32
Шестнадцатилетний Павел Бразда в своих юношеских работах 1942 года исходил из экспрессионизма и кубизма. В следующем году его частичная оппозиционность искусству модерна, а именно его формализму и искусственности отчасти близкого ему сюрреализма, стала более радикальной. Он основал свое собственное направление, так называемый «гоминизм», искусство о людях и для людей.

Read more...Collapse )



Выставка Павла Бразды в Проуне до 20 января
Входняк - 100 руб (50 -льготники)
http://www.2do2go.ru/msk/events/7124/pavel-brazda-guby-burlyashchego-mira

В. Воррингер и его книга «Абстракция и вчувствование»
halfaman
Вильгельм Воррингер (1881 - 1965) с 1928 по 1945 преподавал в университетах Берна, Бонна, Кенигсберга, с 1946 по 1950 — в Галле. Убежденный гуманист, противник фашизма, автор книги о «левой» художнице К. Кольвиц (1929 г. ). В историю искусствознания вошел признанным теоретиком экспрессионизма. Мировоззрение Воррингера сформировалось под влиянием «философии жизни» Зиммеля и Бергсона.
Книга Воррингера «Абстракция и вчувствование», написанная в 1907 г. молодым автором, которому не было и 27 лет, имела шумный успех и читалась далеко за пределами собственно художественных кругов европейской интеллигенции. Вильгельм Воррингер доказывал, что понятие художественной воли, введенное Риглем в науку для объяснения эволюции художественных стилей, заключает в себе новую философию истории и человеческого духа, приоткрывает покрывало над захватывающей, космической тайной жизни, повергающей того, кто подступает к краю этой бездны, в ужас и восторг.
Художественная воля, воплощающаяся в определенном художественном стиле, согласно Воррингеру, — не банальное буржуазное мироощущение, не обывательская психология и не физиологические законы зрения. Это, скорее, мировое чувство, родственное витальному порыву Бергсона или иррациональной воле, как она представлялась Шопенгауэру и Ницше. Искусство — не безделушка, не способ смягчения жизненных конфликтов посредством наслаждения формальной красотой линий и красок. «Ценность линии, формы, — пишет Воррингер, — состоит для нас в ценности жизни, которую они представляют. Они приобретают свою красоту только посредством нашего витального чувства, которое мы вкладываем в них».
Утверждай, что искусство по своей природе непознаваемо, и потому любые оценки его должны рассматриваться как бессмысленные и поверхностные, Воррингер отнюдь не проповедует эстетическую терпимость по отношению к разным художественным стилям и эпохам. Напротив, его концепция имеет целью «разоблачить» греческую классику и живопись Возрождения как искусство обмана. Правда, обмана высокохудожественного и прекрасного, ибо он был, по его мнению, продуктом великого витального чувства, жизненного порыва.
Вместе с тем, Воррингер вошел в историю искусствознания ХХ в. в качестве одного из первых критиков т. н. «европоцентризма». Ориентация только на европейское, и еще уже — «классическое» искусство Европы как на высшее достижение мирового художественного творчества, значительно суживает горизонт искусствоведа и дает ложную картину истории искусства, доказывал он. Теория художественной воли Ригля, утверждает Воррингер, закладывает основы для небывалого расширения поля искусствоведческих исследований — перед нами необъятные богатства восточных, африканских, американских народов, художественным достижениям которых раньше не придавалось должного значения по причине преобладания европоцентристких догм и классицистических иллюзий.
Классическое искусство, по Воррингеру, немыслимо без жизнеподобия форм. Но это не натуралистические формы, выражающие убогую психологию дрожащего от ужаса жизни и в то же время крайне самодовольного мелкого буржуа. Образы классического жизнеподобного искусства преисполнены чувства свободной и радостной жизнедеятельности. Классика, согласно Воррингеру, есть прежде всего мировоззрение, цельный и законченный образ бытия, а не просто картинки, «похожие» на те предметы, что мы видим нашим глазом.
И все же суть классического искусства, доказывает Воррингер, — обман, хотя и возвышающий человека, но тем более опасный. Историки искусства и философы полагали (Воррингер имеет в виду Т. Липпса и его концепцию вчувствования), что жизнеподобные формы классики возникали тогда, когда человек с доверием относился к действительности, принимал ее. и потому стремился к воспроизведению жизни такой, какова она есть. На самом же деле, считает Воррингер (и это по-своему доказал Липпс), именно жизнеподобное искусство далеко от подлинной действительности, как никакое другое. В жизнеподобном искусстве человек наслаждается своим собственным чувством радости жизни, которое он вкладывает в создаваемые им образы, но которое, разумеется, не присуще действительности как таковой. Эстетическое наслаждение подобным искусством есть объективированное самонаслаждение, свободная игра субъекта с самим собой, не соединяющая его с реальностью, а отделяющая зрителя и художника от правды бытия.
Когда человек выходит за пределы ясного и гармоничного наслаждения игрой своих жизненных сил, когда он заглядывает в бездну космоса, когда перед ним раскрываются тайники его собственного внутреннего иррационального мира, то ему становится страшно. Чтобы успокоить себя перед этой ужасающей и непознаваемой бесконечностью, человек создает предельно ясные, строго необходимые и закономерные формы, подобные геометрическому стилю древности. Они не скрывают от человека ужаса непознаваемой действительности, напротив, подчеркивают эту непознаваемость своей абстрактностью. Психология космического страха, воплощенная в геометрическом стиле, — не ничтожные обывательские тревоги, а героический пессимизм личности, осмелившейся заглянуть в бездну и не отшатнувшейся перед ней, не спрятавшейся в обман самонаслаждения.
Если Ригль считал абстрактные тенденции в древнем искусстве (орнаменте) своеобразным воспроизведением законов неорганической материи, то, по Воррингеру, они — порождение космического страха, преобразованного в художественную волю, не индивидуальную, а массовую динамическую силу, созидающую абстрактную красоту высочайшей художественной ценности (21). Абстрактные геометрические изображения, продолжает Воррингер, по необходимости должны быть плоскостными. Страх, побуждающий художника к творческой активности, он сравнивает с известным психическим заболеванием, выражающемся в боязни открытого пространства. Чувство успокоения у такого больного возникает только при близком, осязательном восприятии предметов. Бессчисленные колонны в египетском храме, повторяет Воррингер вслед за Риглем, не играют конструктивной роли, они призваны разрушить впечатление свободного пространства и дать беспомощному глазу опору в плоскостном, осязательном ощущении. Вместе с тем плоскостность — свойство объективного искусства в противоположность субъективизму оптичности. Всякое пространственное изображение, как утверждал Ригль, связано с тенями, сокращениями и прочими искажениями объекта, его субъективизацией в зрительном представлении. Для Воррингера этот тезис — один из главных аргументов против жизнеподобных изображений, вызывающих, как он пишет, субъективное помрачение (Truebungen) объекта.
Воррингер, как и Ригль, наиболее совершенным и творческим видом изобразительного искусства считает орнамент, ибо его изображения плоскостны и, как правило, исключают воспроизведение органических форм. Переход от древневосточного (согласно Воррингеру, абстрактного) искусства к античному (искусству вчувствования) он прослеживает на примере истории орнаментики. «Классический греческий орнамент в сравнении с египетским демонстрирует вместо геометрической закономерности органическую, чьей прекраснейшей целью является спокойствие в движении, живая ритмичность или ритмическая жизненность» (77—78). Но суть нового художественного стиля, как и предшествующего ему абстрактного, — не в воспроизведении действительности в ее зрительной правде, а в новом чувстве жизни. Ригль с несомненностью доказал, продолжает автор, что акант в греческом орнаменте возник не как воспроизведение листа растения, а по причине новых орнаментальных закономерностей, обусловленных художественной волей. Перенесение закономерностей и свойств одного вида изобразительного искусства (орнамент) на другой (живопись, скульптура), бывшее у Ригля в идеологическом отношении нейтральным, переросло у Воррингера в обоснование нового мировоззрения.
Искусство вчувствования и самонаслаждения представляет собой, по Воррингеру, только островок в бескрайнем океане мирового художественного творчества. Между тем, продолжает он, так называемому классическому искусству приписывалась несоразмерно большая роль в истории. Объявляя конец этому, как сегодня бы сказали, европоцентризму, Воррингер оценивает искусство античности и Возрождения как метафизическое, но только эта метафизика, в отличие от метафизики искусства абстракции — примитивная, не выводящая за пределы видимости. Трансцендентальная абстрактная художественная воля, как и религия, заставляет человека порвать с ложной реальностью и увидеть мир таким, каков он есть, — таинственным, жестоким, иррациональным (147).
Впрочем, ошибочно было бы на этом основании считать, полагает Воррингер, что абстрактное трансцендентальное искусство антигуманно. Да, оно порывает с ложным гуманизмом либеральной эпохи, но утверждает гуманизм героический и пессимистический. Напротив, гуманизм классического искусства на самом деле проникнут культом насилия. Ведь искусство вчувствования, продолжает автор, появилось в тот период, когда человечество предприняло попытку рационального покорения природы, насилия по отношению к ней, основанного на научном знании. С одной стороны, унижая, ставя на колени перед человеком природу, наука, с другой стороны, своей рациональностью и организованностью навевала человечеству «сон золотой» и тем самым способствовала развитию имманентного искусства вчувствования. Кстати говоря, идея Воррингера о науке как о насилии по отношению к природе и человеку, о внутренней иррациональности научного знания приобрела широкую популярность в философии и эстетике ХХ в. Особенно большое влияние она оказала на формирование леворадикальной философии Франкфуртской школы.
Ужас, метафизический страх, о котором писал Воррингер, не был его выдумкой, напротив, этот ужас — реальность государств Европы, скрытая за видимостью благополучия общества перед первой мировой войной. Но то, что было характерно для общественной психологии определенной эпохи и определенных социальных слоев Воррингеру представилось вечной, «метафизической» судьбой человечества. Таков вывод многих критиков Воррингера. Д. Лукач, например, доказывал, что Воррингер в отличие от Гильдебранда, Ригля, Вельфлина — идеолог буржуазии, перешедшей в стадию империалистической активности. Он мало занят исследованием собственно истории искусства, художественные эпохи и стили прошлого выступают у него всего лишь как псевдонимы европейских художественных течений конца XIX — начала ХХ в. «В качестве представителя отвергаемой им (Воррингером, — В. А. ) концепции вчуствования (под которой он подразумевает классическое направление) Воррингер рассматривает не теоретиков искусства классического периода, — продолжает свою мысль Д. Лукач, — а современного эстетика Теодора Липпса, чья теория в действительности сводится к оправданию психологического импрессионизма».
Концепция Воррингера, полагает Лукач, только по видимости историко-искусствоведческая. Было бы принципиальной и непростительной ошибкой понять Воррингера так, будто он всерьез озабочен научным исследованием примитивного, египетского, готического, барочного искусства, будто он хочет спасти художественные ценности прошлого, и потому предлагает отказаться от идеи (безусловно, односторонней) об абсолютном превосходстве искусства Древней Греции и Ренессанса над всеми художественными эпохами. В действительности Воррингер искажает древневосточное и средневековое искусство не в меньшей степени, чем искусство Ренессанса, причем искажает тенденциозно, под достаточно осознанным «партийным» углом зрения. Этой партийности он был обязан чрезвычайной популярностью своей книги в кругах западной интеллигенции, охваченной в начале ХХ в. страхом перед грядущими непонятными ей мировыми событиями, находящейся в лихорадочном возбуждении от ожидания их. Воррингер, отвечая внутренним потребностям и желаниям этой интеллигенции, представил готику, барокко, искусство древнего Востока в качестве художественного творчества, практически совершенно тождественного экспрессионизму. Но за это теоретик экспрессионизма поплатился почти демонстративной антиисторичностью своей концепции. Не меньшему искажению, пишет Лукач, Воррингер подверг и классическое искусство, а также общественно-критический реализм буржуазной эпохи — он был отождествлен немецким теоретиком с «психологическим импрессионизмом» в духе Липпса.
Процитированные выше слова Лукача были написаны в разгар «холодной войны» и от них веет духом ожесточенных идеологических схваток. Лукач не скрывает свою партийную позицию, но чем она, в таком случае, лучше партийности Воррингера — только тем, что эта партийность открыто декларируется? Нет, Лукач хочет сказать другое. Он, как и другие представители филосфско-эстетическогот. н. «течения» в СССР 30-х гг., признавал, что в обществе, разделенном на враждующие социальные слои, любая точка зрения является «партийной». Это мнение было широко распространено в западной философии после появления «социологии знания» Карла Мангейма (последний входил в «будапешстский кружок», духовным лидером которого в начале века был Д. Лукач). Но уже в своей легендарной книге «История и классовое сознание» (1923 г. ) Лукач порывает с социальным релятивизмом, согласно которому все общественные идеи заключают в себе только иллюзии определенных классов и общественных слоев.
Релятивизм Воррингера, т. е. идея о множественности разумов, мировоззрений, художественных стилей, каждые из которых замкнуты в самих себе, не содержат и не могут содержать ни грана объективной, абсолютной истины — это, согласно Лукачу, всего лишь обратная сторона партийности, хотя и скрытой от сознания самого Воррингера. Лукач не хочет сказать, что Воррингер — продажный автор, пишущий в угоду власть имущим. Настроения, нашедшие выражение в знаменитой книге Воррингера, охватили честных и думащих людей накануне первой мировой войны. Достаточно в этой связи вспомнить о романе Т. Манна «Волшебная гора», в котором лихорадочная, наполненная страхом и нездоровым возбуждением, иррациональная атмосфера туберкулезного санатория — символ духовной ситуации эпохи и фон, на котором развивается действие романа. Кстати, и Томас Манн, с которым Лукач находился на протяжении жизни в дружеских отношениях, был тоже под влиянием отмеченных выше настроений, более того, он симпатизировал философии Ницше и исповедовал одно время культ иррациональной воли. В чем же тогда, согласно Лукачу, принципиальное отличие Томаса Манна от Вильгельма Воррингера?
Томас Манн (не только вопреки, но в известной мере и благодаря своему мировоззрению) изобразил духовную ситуацию эпохи на фоне истины мировой истории. Он нашел, как всякий подлинный писатель или художник, такую точку отсчета, такую позицию, исходя из которой в современных ему явлениях можно разглядеть черты преходящего, ложного — объективных иллюзий времени. Вильгельм Воррингер, напротив, утратил эту объективную точку отсчета, он оказался полностью под влиянием иллюзий и господствующих субъективных настроений. По этой причине он на весь мир и мировую историю искусства стал смотреть сквозь искажающую призму господствующих настроенией и идей. Борьба с европоцентризмом оказалась у Воррингера формой отказа от такой позиции, точки отсчета, с которой мировая история (в том числе и история художественных стилей) может раскрыть саму себя, а не быть искаженной определенным, партийным углом зрения. Поэтому картина мирового искусства, как она предстала в книге Воррингера «Абстракция и вчувствование» — не просто европоцентрична, она искажает искусство Востока, Африки, Америки в угоду вкусам интеллектуала эпохи заката культуры Европы. Причем, личная честность и талант искусствоведа (о котором свидетельствуют многие страницы книги Воррингера, его трактовка сущности орнамента, его идея о классике как противоположности внешнего жизнеподобия и т. д. ) только подчеркивают роковую силу той общественной атмосферы, под влиянием которой оказалось сознание автора «Абстракции и вчуствования».
Тенденциозный антиисторизм внутренне связан у Воррингера с трактовкой художественной формы как суггестивного средства, средства внушения определенного содержания, мирового чувства. Воррингер полностью отказывается от трактовки художественных пространственных структур как воспроизведения объективных субъектно-объектных отношений. Тем самым он доводит до логического конца формалистическую тенденцию формальной школы в искусствознании, избавившись от противоречий и сомнений, мучавших Ригля, Шмарзова, Вельфлина. Но формальное искусствознание, выправленное в более последовательном духе, который ему придал Воррингер благодаря своей партийной точке зрения, вообще перестает быть наукой об искусстве — это уже не искусствознание, а проповедь мирового чувства хаоса и разрушения, иррациональной активности и трансцендентного страха.
Концепция Воррингера оказала значительное влияние на формирование искусства авангарда. «Хорошо известно, — писал М. Лифшиц, — что немецкий экспрессионизм сложился под исключительным влиянием философии Ницше, особенно в той ее версии, которая была предложена теоретиком художественной воли и северной абстракции — Вильгельмом Воррингером». «Переход к идее первенства иррациональной воли, — продолжал Лифшиц, — совершился в западной философии начиная с Шопенгауэра. Розенберг несколько исправляет этот взгляд в духе Воррингера, который опирался на Ницше. Воля приобретает здесь более субъективный характер, враждебный внешнему миру и познанию его».
Согласно Лифшицу, от Воррингера нити тянутся к фашистскому искусствознанию в лице А. Розенберга. Книга последнего «Миф ХХ в. » доказывает справедливость расовой идеи, опираясь на концепцию художественной воли, как доминирующей в истории искусств, силы. Не только А. Ригль, но и В. Воррингер был далек от нацизма. Однако, полагает Лифшиц, идеи имею свою собственную судьбу, независимую от личных намерений породившего их автора. Освободив художественную волю от реального объективного содержания, Ригль открыл возможность наполнения его любым иным — по вкусу того или иного искусствоведа или общественного настроения эпохи, ее идеологии. Если В. Воррингер истолковал концепцию Ригля в духе «философии жизни», тяготеющей к правому политическому флангу, то В. Беньямин — левой эстетики и философии неомарксизма.
Учебное пособие для вузов

В. Г. Арсланов ИСТОРИЯ ЗАПАДНОГО ИСКУССТВОЗНАНИЯ XX ВЕКА Москва. Академический Проект 2003
Пособие для ВУЗов

Фото-пост с открытия &quot;ANONYMOUS&quot; в ПЕРММ, 22 ноября
halfaman
Оригинал взят у maratguelman в Фото-пост с открытия &quot;ANONYMOUS&quot; в ПЕРММ, 22 ноября
Оригинал взят у lusine_djanyan в Фото-пост с открытия "ANONYMOUS" в ПЕРММ, 22 ноября

Выставка "ANONYMOUS" открылась в Музее современного искусства ПЕРММ 22 ноября. Много написано, много фотографий появилось, но я традиционно подготовила свой фото-пост с открытия. 

фото-пост ANONYMOUSCollapse )


Вика рассказывает о работах своего папы Валентина Ломаско
halfaman
Оригинал взят у soglyadatay в работы моего папы Валентина Ломаско


наносамолет





Папа вычитал в какой-то газете, что Медведев предлагает гражданским активистам присылать свои креативные идеи по инновации российской техники. Папа прислал ему вот такой наносамолет – на костылях и в черепушках.








«Мясорубка войны»





«Я вернулся»



много живописиCollapse )


КОГДА ЗАКАНЧИВАЮТСЯ ДЕВЯНОСТЫЕ?
halfaman
Кто по настоящему сядет за искусство в этой говеной стране, тот и закончит говеный переход
от прогнившего идеализма к звериному реализму!

Александр Бреннер,1993


Акционисты 90-х уловили тонкую вещь: изменение социальной среды порождает антропологический сдвиг. Крушение советского мира привело к очевидному антропологическому эффекту, который внимательный Эдуард Лимонов заметил еще в середине 70-х, в одной из первых своих статей, опубликованных в эмигрантской прессе, за что был раскритикован малосознательной российской эмиграцией. Советский человек, – отмечал Лимонов, – был довольно-таки тепличным существом, малоприспособленным к буржуазной реальности.

В 90-е же все бывшие советские люди ощутили это на своей шкуре. Олег Кулик совместно с Александром Бреннером создал замечательную метафору, в которой очутился советский человек: ощущение выброшенной на улицу домашней собаки. Следя за документацией, периодически возникает диссонанс – непонятно, бросается ли человекособака на публику или все-таки играет.
Read more...Collapse )

АРКАДИЙ СМОЛИН О ПИМЕНОВЕ И ПУССИ
halfaman

ПО ПОВОДУ ПИМЕНОВА И ПУССИ:
Главное достижение акции Pussy Riot (вернее судебного процесса, ставшего основной составляющей акции), на мой взгляд, не в том, что они открыли для жителей России существование современного искусства, сделали акционизм настолько же доступным для понимания явлением, как алкоголизм – таким же публично осуждаемым, но потаенно, в собственном исполнении, нестерпимо желаемым. Речи и действия православных экстремистов, содержание комментариев к статьям по теме и высказываний на самых дремучих народных форумах недвусмысленно показывают, что акционизм стал частью быта русского народа – искаженным, извращенным, но он входит в круг обычаев (речь даже не об условном Энтео, большего внимания заслуживает тот факт, что любой хулиганских поступок даже гопника теперь трактуется как форма совриска, либо же в совсем невменяемых случаях – проводятся параллели, что «мы как они»).
<…>
Акция «судебный процесс над Pussy Riot» вынудила практически всех жителей России самоидентифицироваться на основании двух архетипов: «православных» и «индивидуалистов» (людей с критическим мышлением). Очевидно, что граница между этими группами глухая, конструктивный контакт и даже диалог в обозримом будущем невозможен. Тем более абсолютно невозможно повлиять на позиции оппонирующей стороны. Никто никого ни в чем переубедить еще очень долго не сможет. Точка невозврата пройдена задолго до приговора, теперь на общественное бессознательное не в силах повлиять, ни Интернет, ни публицистика, ни искусство, ни литература, ни даже ТВ (о чем свидетельствует, в частности, острая «аллергия» потребителей информации на любое упоминание Pussy Riot и Толоконниковой).
Акционизм, внедрив в ширнармассы комплекс «национальной идеи» (да-да, я уверен, что все события этого года являются долгожданным воплощением в жизнь той самой, пятнадцать лет чаемой властями, мечты о национальной идее, которая раздробит общество, растянув его по нескольким точкам силы, и крепко сплотив вокруг этих идей), вернее «нац идЕЙ», достигнув максимальной известности и популярности, по сути, выдохся и умер в качестве вида искусства, выродившись в народное творчество.
Итак, россияне сегодня делят себя на ценителей западно-либеральных ценностей и православных. Но самое интересно в том, что представления о содержании как одного, так и другого, понятия не имеют. А ведь острая фаза противостояния, фактически гражданской войны, превращает навыки четкого и быстрого определения «своего» и «врага» в жизненно необходимую потребность. И вот возникает вопрос: как сразу отличить «православного» от «гея»? Для этого, в первую очередь, необходимо обладать конкретными знаниями – что такое вообще «православие», и как его учение применяется к различным жизненным ситуациям.
И вот этот процесс – формулирования глобальных понятий на бытовых примерах для масс – и является важнейшим сражением за «души народа» и за наше комфортное существование в стране.
Как говорит Пепперштейн, принуждение художников, литераторов заниматься описанием «реалити» - это «наебалово». Реальность будет такой, какой набор знаков предоставят пользователям художники. Победит не тот, кто навяжет свою идеологию, а тот, кто даст этой идеологии фабрику знаков, истории и образы широкого действия, которыми можно заменить процесс мышления и превратить в рефлексы принятие решений.
Так вот, Пименов, мне кажется, как раз может стать такой машиной производства образов, трактовок, рефлексов.
Я изучал форумы православных, наблюдал их собрания и споры, дискутировал с некоторыми авторами программных текстов. Из всего этого опыта я извлек только один вывод – их понимание православия аналогично пониманию древнегреческой философии: только общие представления, применимые лишь к давно исчезнувшим реалиям, одно вторичное теоретизирование, неотрефлексированный пересказ. В чем же заключается православие сегодня, они пытаются определить на ощупь.
Та же самая ситуация и с современным искусством, причем как в одном, так и в противоположном лагере.
Итак, что может сделать Пименов (и потенциально – другие артивисты)? Доказав серьезность своих намерений и идеологическую близость православным товарищам, он может внушить им более либеральную, просвещенную, модернистскую форму «практического православия», «православного акционизма». Или же наоборот (что, в перспективе, еще лучше) – настолько абсурдную, дикую, безумную, что их поступки вызовут отвращение у потенциальных последователей (этот сценарий в отношении Пименова мне представляется более вероятным). Кроме того, для «православных» Пименов представляет интерес, прежде всего, как инсайдовый источник информации о сути акционизма. Думаю, он им представит все в такой противоречивой, параноидальной форме, что «православным» больше не захочется играть в эти игры по причине страха или брезгливости.
Не думаю, что Пименова можно назвать Гапоном. Скорее Пименов – шаман карго-культа. Он пытается убедить местных туземцев, что им в руки чудом попал не самолет, не потенциальное орудие силы и захвата власти, а лишь тотем, аттракцион, вокруг которого надо прыгать и кривляться, и лишь от этого заработает он сам собой, божественной волей.
Мне очень нравится, что Пименов переводит войну в более гуманный формат. Вместо того, чтобы издеваться над диким народом, все более озлобляя его и тем самым придавая ему сил и мотиваций для активных действий, он замыкает их активность на самих себя, закольцовывает их энергию, тем самым возвращая их назад в гетто.

Другие тексты Аркадия:

http://0phion.livejournal.com/54061.html

http://0phion.livejournal.com/24256.html


КОГДА ХУДОЖНИК СТАНОВИТСЯ КРИТИКОМ СОВРЕМЕННОЙ ЖИЗНИ?
halfaman
К тексту относиться нужно критически. Хвалы в сторону бонз бьенальной мафии Обриста и Буррио пытающихся оседлать левый проект очевидно ангажированны. Также сомнительна итоговая часть статьи в которой утверждается, что у современного искусства якобы большая роль в сопротивлении. Реально современное искусство эффективно работает против системы только в России (pussy riot и предшественники) и в Китае (Эй Вэйвэй). Но если умозрительно "выдрать" из статьи эту биеннально-коррупционную составляющую, то она становится полезной из-за большого количества нужных отсылок.


КОГДА ХУДОЖНИК СТАНОВИТСЯ КРИТИКОМ СОВРЕМЕННОЙ ЖИЗНИ?
Дмитрий Голынко-Вольфсон
Проблема, с которой сталкивается искусство, претендующее называть себя современным, заключается в исчерпанности самого проекта современности, в его всестороннем кризисе (особенно остро ощутимом на фоне глобального экономического кризиса, краха - или переформатирования - всей системы неолиберального капитализма). Сегодня само понятие «современное» перестает быть актуальным и тем более нуждается в скорейшей реактуализации. Кажется, эпоха грандиозных революционных утопий, замысливших радикально преобразовать мир подсознательного, изменить социальный или космический порядок, осталась в прошлом, в истории авангарда. Практически все предложенные западной цивилизацией проекты модерности устарели. Они обнаружили свою историческую несостоятельность и стали аллегорически прочитываться руинами вложенных в них титанических сверхусилий. Отчего кураторы «Документы-12» Рогер Бюргель и Георг Шельхамер предложили в качестве одной из тем экспозиции изящное мотто «Современность - наша античность». Реквием по модернистским мифам о героическом социальном переу­стройстве предлагает Жан-Люк Годар в фильме с программным названием «Социализм», где в роли философа, осмысляющего предпосылки крушения европейской социальной политики, выступает сторонник и пропагандист «коммунистической гипотезы» Ален Бадью.
Read more...Collapse )

А. Аристакисян. Новое интервью (только для соц сетей)
halfaman
МШНК: Вы выступили в защиту PR, что вас заинтересовало в их деле?

АА: Меня захватила сама история, событие. События являются живыми организмами и за ними всегда стоят какие-то силы. Событие входит в мир и люди его воплощают помимо своей воли, оно само отбирает людей, назначает им те или иные роли, функции в этой истории. Те, кто занимается страшными вещами, обречены ими заниматься в силу предрасположенности к ним. Для меня важно было именно участвовать в этом событии. Иногда имеет смысл сыграть негативную роль в каком-то большом событии, нежели важную роль в псевдособытии.

МШНК: Вы считаете "панк-молебен" искусством?

АА: Это вид искусства, который ещё мало известен в России. Это создание неких ситуаций, жестов, метафор в общественном пространстве. Это искусство, к которому мы не привыкли. В 80-е годы я знал одну женщину из Псковской области, которая смотрела телевизор, но ничего не видела. Её зрительская оптика не была настроена на телевизионное изображение, она видела только полосы, помехи. Так и тут, мы не увидели самого события, а только его шлейф, полосы.

полностью под катом
Read more...Collapse )

Анатолий Осмоловский и Юрий Шабельников
halfaman
Ведущий художник девяностых Анатолий Осмоловский дискутирует с участником комунны на Трехпрудном Юрием Шабельниковым по поводу волюнтаристкого выкидывания Пусси из лонг-листа Премии Кандинского.


Анатолий Осмоловский
Шабельников и прочие не понимающие что Пусси - это самый настоящий авангард и безусловно "проект года" - полный идиот. "Они рассорили полстраны!" Да они как рентгеном ее просветили! Они обозначили границы. Сделали ситуацию прозрачной. Теперь ясно кто есть кто. Мудачье! Именно из-за таких мудаков церковь и сажает людей в тюрьмы. Надо было бить с самого начала по рукам. Еще с "дела Авдея".
Их акция в ХХС - это овеществление картин Малевича "крестьянского цикла". Это если об эстетике говорить. Овеществление картины - передовой фланг современной культуры. Это если об истории говорить. А интервенция в церковь - это героическая культурная критика нашего очумелого общества.

Наталья Дашевская 
Работает в Международный Мемориал
все-таки хорошо, что есть не только Осмоловский, но и Yuri Shabelnikov

Юрий Шабельников
Спасибо, на добром слове.
Вот надо быть именно полным идиотом, чтобы не понимать и не знать ситуацию о том социуме, в котором мы нынче находимся. И если такая акция для кого-то стала "ренгеном" и открыла глаза, то это и есть слепота и идиотизм, после всего того, что происходило ещё с конца 90-х. А смысла заниматься овеществлением картины Малевича просто нет, это бред сивой кобылы. Что до интервенции, то как раз мы и пожинаем плоды такой тупой и безмозглой интервенции. Край непуганных героических идиотов, которые занялись культурной критикой в чужом монастыре и со своим уставом...



Read more...Collapse )

Выставка "Маленькое кощунство"
halfaman

22 сентября 2012 года в <...> открылась выставка художника Антона Николаева (Москва-Новосибирск) "Маленькое кощунство". Чтобы не привлекать внимание к выставке, выставке дали второе, менее понятное широкому кругу название "Гетеродоксия".
По замыслу автора, эта выставка-инсталляция должна послужить убедительной метафорой, того как мог бы выглядеть храм какой-нибудь православной деноминации, если бы Россия несколько веков назад пережила реформацию. Гетеродксия - это синоним ереси.

Все посетители гетеродоксальной выставки были причащены по обряду Истинной Православной Церкви (по☦уистов) 
http://halfaman.livejournal.com/962334.html

Председатель ультраправой "Народной защиты" обрушился с оскорблениями на художника и вывесил в сеть его домашний адрес, который ему скорее всего слили менты, как бывало и раньше:
http://halfaman.livejournal.com/962216.html


Галерист Марат Гельман поддержал художника:
http://halfaman.livejournal.com/963958.html

Репортаж Евгении "Зубчик" Зубченко:
http://zub4ik.livejournal.com/796212.html


Фотки Евгении Зубченко и Виктории Ломаско 406443_420437478004928_336260490_n
Матвей Крылов
45360_420436564671686_900171257_n
Варвара Николаева


Read more...Collapse )

Взял самоотвод с Премии Кандинского
halfaman

Написал Антону Литвину и коллегам по "Пленеру" о решении снять свою кандидатуру с Премии Кандинского. По моему мнению нет особого резона устраивать что-то протестное на буржуйском вернике поскольку история уже заинтересовала медиа и нужно работать с ними а не веселить Бреуса с дружками.
Я уже третий человек который свалил с проекта инициированного Антоном Литвиным.
Первыми двумя были Андрей Великанов и Михаил Косолапов.
Среди полноценных участников Лонг-листа самоотвод взяли Игорь Мухин и Электробутик.
Причина - невключение Pussy Riot

днем раньше я дал colta.ru следующий комментарий:
Немного путанно (журналистка поймала меня в переполненном троллейбусе бегущим на встречу)
Антон НИКОЛАЕВ, художник
Я скорее всего откажусь от участия в премии и надеюсь, что коллеги по «Пленэру» последуют моему примеру. В противном случае мое снятие ничего не изменит, кроме того, что я лишусь трибуны, с которой могу свободно высказываться. Для самой Премии Кандинского нынешнее положение дел — важная и очень тревожная веха, потому что впервые возникла ситуация, когда институции напрямую давят на художественное сообщество. Механизм давления понятен: Шалва Бреус, используя свое влияние, сделал так, как ему нужно. Но если бизнес может давить на художников, то и художники могут давить на бизнес. И потом, имеет ли право человек, получивший, будучи замминистра, 100 миллионов долларов на покупку нужного себе бизнеса, выступать в роли арбитра в духовной области? Думаю, ему сперва следовало бы доказать, что это право у него есть. Ситуация с Pussy Riot — очевидный повод бойкотировать премию. Это неприкрытая попытка давления на художественное сообщество. Лонг-лист включает 20 проектов, и акция Pussy Riot в любом случае должна была туда попасть. И хотя Ольга Свиблова от лица жюри заявила, что решение принято не по политическим, а по сугубо художественным соображениям, убежден — это прямой обман и манипулирование.

Мне понравился комментарий замечательного фотографа Игоря Мухина, который как я уже сказал, взял самоотвод:
Игорь МУХИН, фотограф
Свой выход из числа номинантов оставлю без комментариев, иначе получу обвинение в «самопиаре». Премия Кандинского сейчас переживает не лучшие времена, это связано в том числе и с ликвидацией раздела «Медиа». Одна из важнейших проблем премии заключается в том, что в одной номинации — «Проект года» — участвуют мастера и молодые художники. Профессор попал в лонг-лист наравне со своими студентами. Что касается непопадания в список финалистов группы Pussy Riot, то, наверное, это и есть жизнь, когда существуют разные взгляды на одну и ту же волнующую всех тему. При этом все мы понимаем, что наблюдали действительный «проект года».

Остальные коллеги, как мне показалось, несли какой-то суетной бред:
http://www.colta.ru/docs/5960


Маша Гессен написала открытое письмо Ольге Свибловой
halfaman

Дорогая Оля!

Я была так рада, когда узнала, что Давид Тер-Оганян готовит для ММАМ инсталляцию под названием «Пропаганда гомосексуализма». Мне понравился замысел — тени посетителей выставки «смешиваются» с проецируемыми на стену тенями заранее отснятых ЛГБТ-активистов, символизируя размывание социальных границ. Но еще больше мне понравился тот факт, что именно в Вашем музее будет работа под именно этим названием. Я, как Вы знаете, ничего не понимаю в искусстве, но, отчасти благодаря разговорам с Вами усвоила, что когда оно хорошее, оно заставляет нас видеть то, что в обычной жизни сглаживается, замыливается, прячется.

Но, кажется, с работой Тер-Оганяна случилось ровно наоборот: именно в музее и произошел акт замалчивания, когда название «Пропаганда гомосексуализма» заменили на «Без названия». Насколько я понимаю, слова об ЛГБТ активистах исчезли и из экспликации, в которой в результате было что-то не вполне внятное о «совмещении настоящего и виртуального в музейном пространстве».

Мне, честно говоря, трудно было поверить, что такое могло произойти в Вашем музее. Может, я чего-то не понимаю? Потому что это выглядит то ли как пугливость, то ли как ханжество и гомофобия. Ни то, ни другое, ни третье на Вас не похоже.

Что это было?

С традиционной симпатией,

Маша Гессен


РЕАКЦИИ:

Денис Наан
Чудовищно!

Валерий Павлов
Нет слов!

Виктор Рибас
Современные арт-проекты состоят, помимо визуальной части, еще и из литературной, которая и придает произведению актуальность. Разрыв между ними приводит к уничтожению произведения, что бы и случилось, если бы не роль самого художника как части произведения - его реакция на вмешательство государства (которое так или иначе стало соавтором инсталляции). Благодаря политической коллизии искусство вышло за стены музея, и Ольга Львовна это понимала, принимая работу к эскпозиции. Без этого инсталляция просто лишена смысла

Renata Babushkina
Ждем ответа...

Mila Travitsky
не похоже, но закономерно. В 37-ом тоже почти все ломались... Но осуждать их язык не повернётся

Anna Badkhen
I wanted to write: "You've got to be kidding." Then I thought, no, no kidding here. None whatsoever. Just--as you put it--пугливость, ханжество и гомофобия.

Nickolay Tchertoprud
Кастрация Смысла Обыкновенная. жаль, как бы не привыкнуть...

Сергей Кузнецов
С интересом ждем ответа Свибловой.

Глеб Чернявский
Да, и хочется надеяться, что ответ будет публичным.

Оля Курачёва
Маша написала письмо Ольге Свибловой, ура )

Наталья Скобеева
Я полностью поддерживаю инициативу открытого письма Свибловой и предлагаю расширить зону действия. Проблема актуальна практически во всех институциях и территориально практически везде по Росси. Если уж говорить "Нет цензуре на искусство" так уж громко и уверенно :)

Вот кратко моя последняя история:
Я сделала большой проект в Питере, где раскладывала свои ковры в исторически и культурно знаковых местах города, проект состоит из 19 текстов, 19 видео и 19 фото. Государственный Музей Политической истории России в Санкт-Петербурге предложил выставить проект в их помещении. В результате музей "позаимствовал" мои идеи , сделал выставку с коврами без моего участия, при этом признавая , что идея и все на работки мои, но отразить это нигде не пожелал. Меня же выставили в саду и это еще пол беды. Я выслала музею тексты и мне ответили , что все хорошо и тексты в печати. Когда я пришла на монтаж, то тексты уже были оформлены и ОТРЕДАКТИРОВАНЫ и весь смысл моего проекта искажен.

Пример:
Оригинальный текст: В этой школе учился Президент РФ, в прошлом Премьер Министр РФ, в прошлом Президент РФ В.В. Путин
Отредактировали на: В этой школе учился президент РФ Владимир Владимирович Путин

Хочу поддержать инициативу и сказать свое НЕТ "заимствованию" идей художников и цензуре на искусство

Продублировала на почту