Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Посты о всяких творчествах

цветные работы:

http://art4ru.livejournal.com/373546.html

Алек Эпштейн обо мне:
Антон Николаев известен в среде деятелей современного искусства как основатель группы «Бомбилы» и «Профсоюза уличного искусства» – последний проект и сейчас, шесть-семь лет спустя после своего создания, кажется мне чрезвычайно актуальным, собственно, этим путем идет сейчас весь радикальный акционизм. Более широкая известность пришла к Николаеву, когда совместно с Александром Россихиным они организовали в апреле 2007 года акцию «
Автопробег несогласных»; в разных частях Москвы по улицам ездила машина «Жигули» с укрепленной на ней сверху красной кроватью, на которой гетеросексуальные пары занимались любовью, предвосхитив, таким образом, акцию в Зоологическом музее, которой прогремела менее года спустя группа «Война», основанная, кстати, при непосредственном участии и поддержке Антона Николаева, о чем я в своей посвященной «Войне» книге (о ней на Радио «Свобода» мы уже говорили) достаточно подробно писал.
За эти годы мы видели развитие творчества Николаева в разных направлениях. С одной стороны, он продолжал заниматься непосредственно акционистским искусством: в этой связи памятны его акции «На правах рекламы», проведенная на «Арт-стрелке» пять лет назад  и особенно «Православная Фемида», проведенная в мае 2009 года во дворе Таганского суда, когда там судили еще не девушек из «Pussy Riot», а арт-критика и куратора Андрея Ерофеева и директора Сахаровского центра Юрия Самодурова. С другой стороны, Антон занимался созданием графических работ (вот, например, подборка некоторых из них). И я думаю, представленная на выставке в Зверевском центре работа «Наша вера должна быть слепой» – это одна из самых сильных работ, переосмысливающих вообще место религии в общественной жизни, которую я видел в последнее время.
Кроме того, Антон Николаев – самобытный теоретик, и в этом качестве он выступил в свое время и в Государственном центре современного искусства, где он прочитал лекцию «Артивизм и акционизм»  в начале лета 2011 года. Антон – один из немногих современных художников, который, создавая собственные оригинальные произведения, является еще и теоретиком. В этом смысле то, что они создали с Викой Ломаско книгу «Запретное искусство», я бы определил как первый в русском искусстве комикс-документ, где рисовала Вика, а идею этого проекта дал Антон. Этот проект стал началом нового этапа в творчестве Виктории Ломаско.



выставки:
Москва

http://zhiruzhir.ru/post/4481 ("Гетеродоксия", 2012)
http://zhiruzhir.ru/post/901 ("Свинотека, 2009)
http://art4ru.livejournal.com/354830.html ("Московский инфантилизм", 2008)

Новосибирск:
http://halfaman.livejournal.com/649728.html
Ижевск:
http://halfaman.livejournal.com/471362.html ("Внутри", 2011)
http://halfaman.livejournal.com/468289.html

Collapse )Collapse )

Художник Глеб Астафьев «Они все время меня пытаются либо придурком назвать, либо преступником»

Художник Глеб Астафьев «Они все время меня пытаются либо придурком назвать, либо преступником»

В «Википедии» еще не создана страничка про 18-летнего Глеба Астафьева, но про него уже снята пара документальных фильмов. Он живет под Курганом, устраивает акции в поддержку Павленского и группы «Кровосток» и, возможно, является самым свободным юношей в стране. «Афиша Daily» не смогла пройти мимо.

Posted by Антон Николаев on 23 ноя 2017, 02:28

from Facebook

Художник Глеб Астафьев «Они все время меня пытаются либо придурком назвать, либо преступником»

Художник Глеб Астафьев «Они все время меня пытаются либо придурком назвать, либо преступником»

В «Википедии» еще не создана страничка про 18-летнего Глеба Астафьева, но про него уже снята пара документальных фильмов. Он живет под Курганом, устраивает акции в поддержку Павленского и группы «Кровосток» и, возможно, является самым свободным юношей в стране. «Афиша Daily» не смогла пройти мимо.

Posted by Антон Николаев on 23 ноя 2017, 02:28

from Facebook

Интервью Декоративному Искусству

На вопросы ДИ отвечает
Антон Николаев, художник, активист, куратор.</span>

ДИ. Вы весьма активны в пространстве отечественного художественного активизма, имеете отношение к многим его сегодняшним проявлениям. Вы участник группы «Бомбилы», принимали заметное участие в фестивале уличного искусства «Пошел! Куда пошел?», я вас видела на проекте «Верю», где вы активно помогали Олегу Кулику, вы имеете какое-то отношение к группе «Война», работали с Артемом Лоскутовым, образовали творческий тандем с Викторией Ломаско. Причем все это почти одновременно. Чем вам близки активистские стратегии? Возможно, то, что Олег Кулик - ваш отчим, объясняет ваши предпочтения?
Collapse )</div>

Архив Профсоюза Уличного Искусства

История одной разборки в ПУИ
с организационными решениями
(сентябрь 2011)

Nadya Tolokonnikova

Надежда Толоконникова теперь - сопредседатель Профсоюза Уличного Искусства.
Ее предыдущее погоняло Колотушка считается устаревшим. Теперь она Толокно.
С данного момента любое ее решение или высказывание против которого нет моего или суперовского возражения считается решением Профсоюза Уличного Искусства. Также Толокно может накладывать вето на любые наши решения.
Для опротестования любого решения Профсоюза любой человек может выдвинуть протест который будет считаться легитимным если его поддержит большинство Президиума.
Решения не должны противоречить манифесту Профсоюза Уличного Искусства:
Война за бренд была явным нарушением, поэтому развязавший ее Олег Воротников был понижен до рядового члена Президиума.
С Натальи Сокол было снято звание Секретаря.
Ее должность занимает Елена "Айты" Сидоренко.
28 сентября 2011
Супергерой
Безумец

halfaman.livejournal.com/539936.html

Окончательной каплей послужила эта история:

"The Yes Men не будут бойкотировать Московскую биеннале
Участники фестиваля «МедиаУдар» американские акционисты The Yes Men сообщают, что приняли необдуманное решение, поддержав бойкот Московской биеннале, инициированный одной фракцией группы «Война» в связи с тем, что на выставке демонстрируется работа другой фракции группы."
(Опенспейс, 27? сент. 2011)

ну и плуцера тоже воротников натравливал:
http://halfaman.livejournal.com/541805.html

еще всякие мелочи по переизбранию:
http://halfaman.livejournal.com/541098.html
http://halfaman.livejournal.com/537964.html
http://halfaman.livejournal.com/542811.html

Дневник артивиста: 30 марта 2012 - 4 декабря 2012

30 марта 2012
Вернулся с бездника Жени Мальцевой. Увидел что такое салонная публика. Из знакомых Шабуров, Евангели, Худяков, Рукавишников. Рукавишников ничего кстати, его городская скульптура всегда будет немного неуместна, из за ебанарстсва.

По двум этажам мальцевского жилища (двухэтажная, но по пролетарски компактная. квартира в Наркомфине) зачем-то бродила куча каких-то кокетливых парней и тупорылых (на мой по-деревенско-сексисткий вид) елок. Моя первая подружка, Юля Симирикова из Дубровок была намного лучше. И в галичанской деревне Луквица тоже. Женя Мальцева познакомила с галеристом Гридчиным. Он вроде вкладывается ы искусство, свозит любителей помахать кистью в какой-то амбар. Они там рисуют. И это, наверное, неплохо. Если кто-то работает кистью как Шуклин или задувает стену как Кирилл Кто - это всегда неплохо.

Все происходящее снимала камера. Играла музыка типа it’s up to you new york new York. Несколько иностранцев. Дурацкая вечеринка и ненужная. Но мне пофиг – это др Жени, а она хорошая.

С утра ехал с Иогансоном. Мне кажется, что он святой. Правда, иногда так кажется. Завтра Party Bas в поддержку пусси райот. Ходят слухи, что прокремлевские фашики обещали прыгнуть. Но на то они и прокремлевские чтобы только обещать, но меры осторожности предпринимаются.

31 марта 2012
Собираюсь выйти из дома чтобы ехать к Маяковской. Встречаемся с парнями у памятника чтобы идти на Парти Бас. Решили быть немного заранее чтобы если фашики есть появиться неожиданно и группой.
Но думаю о другом о Дмитрии Гутовом и Шалве Бреусе. Я думаю, что мне придется с ними воевать. С одним из-за Кленова с другим из-за «Ударника».
Партибасс удался. В первую очередь благодаря антифа которые не дали развернуться православным провокаторам. В обратном случае против фашистов пришлось бы встать только нам троим (Шилов, Глибин и я).
Потом пошли на митинг к анархо-синдикалистам. Там было 20 человек. Лучше бы не было ни одного человека. Согласованный анархистский митинг – как раз таким и должен быть. Оцепленная площадь и ни одного человека внутри периметра. На митинг нас затащили Цветофоры. Дима Грин интересный.
Потом пошли на 31 число. Никогда так мало людей не было. Потом свалили. Звонила мама и рассказала, что какой-то долбоеб швырнул фаер в мусоров. Его повязали. Возможно будет сидеть. Мы же наверное будем вялоспасать.
Потом оказалось что у Яны , подружки великого эпигона и трахальщика за медвежонкм Владимира Шилова,эвакуатором спиздили машину.
На профсоюзном собрании (вроде есть лояльный кворум) обсуждали как воевать с Бреусом и зачем это надо. Вроде нафиг надо получается по общему раскладу.
Такой день.
12 апреля 2012
В фейсбуке только что поздравил Пименова с днем космонавтики и посоветовал ему записывать все что съедает. Так можно понять из чего ты состоишь – попытался мотивировоть его. Несколькими часами раньше ту же пургу пыталась пролечить мне Маша в суши-баре.
Обожаю есть суши.
Оказалось что моя инсталляция вместе с Бражкиным. Сказал Насте, что у Вани косяк, когда он про Pussy Riot всякую хуету нес.
Ездили в Коломну там Рома Постников выставку делал.
В конце апреля Веревус с Фимой приедут.
Выставка никакая если честно. Рома Посников хорошо выглядит в компании Макса и Фимы, у него тогда роль появляется фактурная. Когда он один – сразу растворяется: глупая улыбка, желание понравится, невнятность высказывания. Рома кажется несамостоятельныйм художником, человеком команды. Но для команды он ценен – приносит свою ноту.
Чего-то непонятное мутит Литвин. Пока сплавил его Тане попросив ее не слать его нахуй. Он накосячил: вывесил перед выставкой в поддержку пусси заяву непонятно о чем.


18 мая 2012
Пятница. Сижу дома пару часов назад сошел с киевского поезда.
По приглашению Олега участвовал в выставке «Апокалипсис или Возрождение».
Главным событием стала инспирированная мною инсталляция Джанян и Кнедляковского.Такой день у оренбургского жирдяя. день болтухая мордовского.

12 июня 2012
Где-то неделю назад вернулся к Вике.
Был сон что она умрет и я испугался.
И меня к ней сильно тянуло после того как мы стали за копирайт скандалить.
Часто снилось как мы трахаемся.
И вот после такаого очередного сна и желания к ней вернуться, неожиданный водитель отвез меня прямо к ней во двор.
Я постучал ей в окно и теперь мы вместе.
Она другая, занята собой.
Мне непонятно что делать.
Отвращение к жизни не уходит.
Совершенно не понимаю зачем жить дальше.
И в этом тоже свой прикол.


7 июля 2012
Не спал ночь. С утра ходил сдавать анализы.
Вика истерит. Говорит что из-за «тупой пизды» я заражу ее всему болезнями. Я в них не очень верю. Кажется их изобрели венерологи чтобы стричь купоны у лошняка типа меня.
Сама при этом болеет аспергиллезом.
Есть такая болезнь.
На самом деле это обычная плесень.
Ей обычно болеют работники элеваторов и других проиводств где есть плесневая органическая пыль.
У людей это редко.
Живя в своем футляре в состоянии натянутой струны Вика просто напросто заплесневаела
как это случается с хлебной корочкой в целлофановом пакете.
Она же говорит, что так она делает карьеру и ждет своего принца который бы обязательно появился если бы я не появился.
Обсудил это с Кнедляковским:
Я: Я от Маши слился. Хочу к Вике вернуться.
К: Я так и думал. ))
Я: Вика конечно отыгрывается на мне как может...
К: В этом есть свои плюсы. Минус только в том, как вы это принимать будете.
А: что принимать?
К: Вику можно усмирить, посадив на кухню и отобрав карандаши и фломастеры. ))) Ну, что ты с другой тёткой жил.
А: она тоже говорит что с кем то еблась
типа баш на баш а любовь дороже
А: мне 35 ей 34. хули антимонии из за ебли разводить...
К: ))))))
А: тут проблема в том, хочет ли она жить со мной или ей удобней одной как она уже подпривыкла.
этого я пока не понимаю
К: Надо напрямую вопрос ставить.
Мне кажется, что хочет.
А: Она решения меняет. У нее истерики. Спервыа пустила меня на день вроде день прожили все заебца. тут она говорит ко мне мама приезжает. Ну я слился. Мама ей пизды вставила что меня пустила. Она типа по другому стала себя вести. То телефон сбрасывает то берет. Говорит что не знает. Сейчас договорилисть что я к ней приеду, но потом позвонила сказала, что я отсанусь в гостях когда я уже у ее дворей был. Короче ебет мозги и себе и мне. Я стоически хожу к ней с букетами и терплю всю эту хуету и засыпаю ее влюбленными письмами на которое она отвечает через раз и совершенно по разному. Короче у нее самой душевные бури. И хз что с этим делать. Наверно настойчиво проявлять свои намерения и терпеть всю хуйню и перепады настроения.
Часто говорит что я мудак. типа к женщинам плохо относится. она тут из себя сейчас главную защитницу маши строит. и говорит что я скотина
К: Сама она скотина. Пускай не выпендривается и возвращается в семью. Ибо нех. Лучшего варианта у неё уже не будет.
А: Она конечно женщина вздорная. Но я все равно ее люблю.
К: )))) Значит, помиритесь. Не думай слишком много об этом.

Типа такой вот разговор.
Завтра Вика едет в Калугу общаться с тюремщиками
Потом собрались ехать в Крапивну.
У меня сложился роман с этим местечком.
Когда я прошлый раз туда приехал Вика оставила меня одного на улице.
Там я вписался на ночь к каким-то милым контрабандистам.
Парень 41 лет отсидевший 4.5. в зоне по 228 сожительствует с девушкой.
Но та ему не дает так как беременна от хачика.

(это ихний локальный дискурс позволю не прывать его политкорректностью ради аутентичности. это наверное правильно с точки зрения деколониальной теории)
Ревнивый и сухой парень не может сдержать ревности и расспрашивает как хачик накрыл ее.

(прям так и говорил ей, думая, что я сплю и не слышу, а я дремал, не мог заснуть)
У колодца? В лесу?
Выяснилось, что в больничке.
У них там жизнь такая, что больничка как рай.
Дом завален мусором, девка больна туберкулезом
Пару лет может осталось.
Я наблюдал за всеми маленькими трагедиями и думал, пытался превратить ситуацию в схему.
Хачики поселившиеся в селе перехватывают у местных все рабочие места, брюхатят их телок и при этом достаточно агрессивны – обидишь одного, поднимаются все.
Колхозное начальство наживается на алкоголизированном народце – вынуждает работать их за бомжпакеты и технарь в полях.
Вика про все это не хочет и слышать. Она хочет нарисовать идиллические картины про то как доят коров для жиляевской выставки «Социалистический реализм». Ну и про комбайнера что-то хочет нарисовать.
Я сказал, что застучу ее и сделалю параллельный репорт о том что на самом деле происходит в селе. Она просит меня этого не делать. Боится поссориться с деревенской знатью (музейщики филиала Толстого) при которых неплохо приживается. Люди они интеллигентные приятные их работа - музей. Вика же, как остросоциальный художник - лакирует действительность.
Это треш все.

Сейчас уже в Москве - живу у Вики, следую ее дурацким указаниям.
Сдал дебильные никому не нужные анализы для удовлетворения вики и готовлюсь к поездке в деревню.
Надеюсь помочь вырулиться.
Такие вот дела.
Короче занят Викой как подросток какой-нить своей первой телкой.
Все время ебемся (чего раньше не случалось особо активно) и выясняем отношения.

Это наверное из за Маши - она научила меня быть нормальным мужиком. Но ненадолго - вялая спаржа богемно-карьерного мирка не кормит дух, наоборот съедает, оборачивается оборотнем и лезет под кожу. И уже не до ебли.
Возвращается тошнота и фрустрация но не как в цеху (там вроде почеловечней), а в офисе.
Вот.


9 июля 2012
Сижу у Вики дома на своем старом месте. Мне не спится – я попросился к компьютеру.
Виделся с Давидом. Мне хотелось бы продать работу и таким образом Вику поддержать, полечить ее и скатать куда-нить.Спрсил его - ничего если я с фондом об этом поговорю. Давид не возражал.
Два ужасных события произошли за последние месяцы.
2 июня умер Тюлень. Упал на лестнице пьяный и под феназипамом и раскол голову. Было сорок лет. Это самый талантливый рокенрольщик из моих девяностых.
Месяцем раньше скончалась моя бабушка. Последние недели с ней много времени проводила мать. Теперь ее сестра (тетя моя) обвиняет что мать довела бабушку до смерти. Тоже ведет себя как богема.
На самом деле у бабушки был застарелый рак матки с кучей метастаз.
У Вики беда со здоровьем. Хронический тонзиллит.
В последние дни часто вспоминаю Варьку, дочку. Из за всех этих брачных плясок не виделся с ней уже полтора месяца. Счас она в Пензе.


10 июля 2012
Сижу у Вики. Целый день были вместе. Трахались, бродили по окрестностям. У нее хроницеский тонзиллит. Но вроде начало отпускать. Делаю ей ингаляции.
Готовил блины. Второй день подряд уже. Готовить блины интересно. Все делается примерно наугад – смешиваются ингридиенты, нагревается сковородка.
Первые блины комом – а потом как пойдет. Когда второй блин комом всегда возникает мысль – сколько стараний и продуктов потрачено зря. Но потом они вдруг начинают получаться.
Я завоевываю Вику. Наверное раньше я ее не ценил потому что она мне слишком легко досталась.

Понятно, что это ненадолго, но что-то в этом есть.
Такая вот игра в жизнь. «Я не знаю во что играю, если бы знал перестал играть». Так Андрея Черкашин поет. Тюлень понмекр теперь некому претендовать на место главного рокера в его поколении. Черкашин в общем-то остался один. "Я один", как Бурдин поет, когда Багрицкого по своему пересказывает. Это я позже приписал, в 2016 году. Для связности.
Вот Бурдин:



Вот Черкашин:


Мне кажется они лучшаие, последняя волна ТОГО рока

Бурдин вообще гений, Черкашин немного окатан, гладковат, но в нем есть настоящее.

Он певец того выбора который мог бы сделать каждый, но уже забыл.

Между битламии и роллингами он радикально выбрал ROLLING STONES/

Дело старое, но выбор правильный.


24 июля 2012
Вика и Еремин вроде помирились. Надеюсь, что книга будет.

25 июля 2012
Полдень. Сижу в мастерне. Света Шуваева пишет картину маслом. Хорошую. Алиса Иоффе пошла есть в столовку.
Целый день думаю об Евгении Кикодзе, искусствоведе, кураторе, менеджере искусства. Позволяю сенбе самые гадкие мысли. Так в этом темном мирке живут все6. Не хочу отставать. Я уже с ними. Они пройдут, мне станет стыдно, но я расскажу все. Пусть люди знают, что у нас, мелких и грязных институциональных крыс в черепушке. Ненависть к крысам чуть пожирнее: Ерофеев, Кикодзе занимают особенно
Это такая соракалетняя (мне тоже скоро сорок, поэтому интересно проецировать на себя) тетушка-искусствовед. МГУ, истфак. Но эта советская, близкая матрица искажена в сторону упрощенного офисного догматизма. Это проявляется в повелдении: Женя любит глупо хихать при показе хреновых видосов студентам. Нам всем пришлось наблюдать за этим, т.к. она договорилась с Фондом устраивать показы в наших мастернях.
Из своих студентов она выбирает самых бестолковых, но эмоционально зависимых, управляемых поддерживает в них волю к творчеству, которой  в них нет.
За этими хихиканиями я внимательно следил на мастерклассе художника из Кишенева по имени Павел Браила. Браила невысок, ростом не более 150 см. Я ему завидую как завидую Айгистову за его визгливый тенорок каким он поет панк-песни. Хорошо иметь черту, которая выделяет тебя из толпы. И неважно, пусть это будет маленький рост или визгливый голос. Кикодзе же не от себя, от системы.

За его спиной стояла огромная коробка куда я забрался. Кикодзе испугалась, что я брошусь оттуда сверху на Браилу и какое-то время с мочаливым испугом наблюдала за мной. Потом перестала и продолжила глупо хихикать в своей обычной немного казенной манере.
Все что мне про нее было известно, что она сперва была женой Ерофейчика, а потом перешла к Антонио Джеузе, вполне изящному, но все равно унылому итальянцу, длинноносому бюрократу от искусства Евробюрократу плохо, поверхностно разбирающемуся в искусстве. Я составил это мнение внимательно изучив его книгу про видеоарт. Пришлось читать это из за Антона Карманова. Он почему-то любит Джэеузу. Возможно непротив стать любовником.
Кикодзе  была  карикатурна, дородна, чернява, когда неподвижна выглядит доброй, но любое движение явно обозначало враждебный снобизм. Наверное она правда не очень злая, но она противник. Агент институционального искусства. Мелкий середняк - внятный, очевидный и на самом деле вредит – встала между нами и фондом. А Фонд хороший, хочет нового искусства, а не завернутой на себя прожирающий деньги институциональной возни.

Показывает не самый лучший видеоарт.
Извивается змеей, чтобы студентам стало видно, что видео над которым она хохотнула хорошее. Некоторые студенты ведутся, потому что не хотят думать сами, а ждут знаков. А Кикодзе и подает знаки потому что Кикодзе институциональная маруха – хочет хозяйничать и на давидовской малине, убить все живое что здесь есть. Если искусство оживет – Кикодзе станет не нужна. Хотя может я загоняюсь — она всего лишь преподаватель с обычными недостатками.
Я думаю, что мне придется из за нее валить из мастерни. Ведь она заменит Леру Коваленко которая поддерживала в студии хотя бы какой-то порядок и дает нашей группе (алиса, давид, Саша, Света, я) работвть. Кикодзе, которая изначально вписалась, чтобы помочь Галкиной и Давиду сделать каталог, забила на это, слилась, а стала выстраивать свою обычную кураторско-диктаторскую линию, где ненавидят самостоятельных художников и мечтают разрушить их работы.
Я изучил ее статьи – риторически сглаженное дискурсивное бормотание, вменяющие художникам рисовать вялый абстрактный поставангард.
Круто было бы подговорить Давида взять в игру Надю Плунгян. Та бы с удовольствием отъебала эту самодовольную тетю. Этот урок был бы ей полезен. Физиологически она еще не очень стара и понимание что она уже мертвец парадоксальным образом смогло бы оживить Кикодзе. Но она уже не может работать в коллективе. Слишком много времени прощло с развала союза.
Я зол на нее и поэтому пристрастен – она несколько дней публично меня игнорировала хотя я пытался полизать ей жопу. Ведь в этой среде принято лизать жопу и я пытался. Когда-нибудь обязательно пожалеет, что ловко прятала анус. Мне интересен был вкус ее говна. Наверное рафинированное. Как сахар-рафинад. И избыточное как все буржуйское. Говна от нее правда может быть много. Главное в правильном месте провернуть дырочку, хлынут нечистоты, тучные телеса опадут и на костях останутся болтаться кожаные покровы. Пугало. Наверное такая она настоящая. Но я ее такой не видел.
Для того чтобы привлечь ее внимание я залез на фанерные коробки и притворился обезьяной. Она даже не обратила внимание. Я не понимаю как нужно лизать жопу чтобы быть успешным художником. Даже если готов – ноль толку.
Хватит толкаться у кормушки! И так заслужил строчку в биографии которую придется объяснять. Но это новый Фонд. Владимир Смирнов, похожий на прогрессивного советского руководителя дал отмашку на эксперимент. Должен признаться, что Лера и Смирнов нравятся мне больше чем кураторы. Они много работают с реальностью (недвижимость)и умеют отличать настоящее от институциональных загонов,, кураторы же слепы и репрессивны.
Нужно организовывать собственную институцию. Сетевую. На стыке совриска и третьего сектора. Вика кажется начинает это тоже понимать. У нее случилась похожая история с какой-то швейцарской резиденцией и открылись глаза на то что такое институции.
5 октября
В полную мощь идет интитуциональная борьба, все орудия направлены на вершину горы, куда собирается воссесть хитрожопый карьерист Ерофейчик, бывший муж Кикодзе. Я так понимаю, что этой горой должен быть «Ударник» Шалвы Бреуса.
«Ударник» эти бляди отжали у Наума Ихильевича Клеймана.
Я точно сформулировал для себя почему не люблю Ерофейчика.
К нему я отношусь плохо и не вижу повода это скрывать.
я помню как его уговаривали не делать выставку запретное искусство чтобы не подставлять тех кто делал выставку верю
и то что на верю не было заведено уголовное дело нужно было проявлять немало хитрости дипломатии и уловок
я был в середине всего этого и тогда еще выработал к нему стойкое недоверие
поскольку своими глазами увидел насколько этому человеку наплевать на других из-за своих амбиций
помню как он настырно пытался подмазаться к войне в которую я вложил столько сил и труда, оттирая меня
к счастью это сотрудничество длилось недолго, поскольку
воротников с наташей двурушников не любят и после леттризма где ерофеев занял позицию "и вашим и нашим" его слили
помню как он извивался трусил и юлил во время процесса над запретным искусством и как жалко он смотрелся рядом с по-диссидениски непреклонным упрямцем Самодуровым
Помню все его инсинуации и попытки разбить наш с Викой творческий союз
Еще он забрал тираж нашей с Викой серии открыток и с тех про него ни слуху ни духу
И при этом не могу припомнить ничего хорошего
Помню его статью где он поливает грязью Кузькина, Белого и Корина грязью (при том что Кузькин с риском оказать в ментовке участвовал в акциях в его поддержку), а уже через несколько месяцев писал что-то в их поддержку (видно бабло обломилось).
Если оценивать его деятельность за последние шесть лет - это был тотальный вред.
Возможно, когда-то он и был хорошим, но я этого не застал.
Вчера был в том месте где собралась гнусная мафия готовая пропихнуть Ерофейчика на вершинку.
Был на фильме Эй Вейвея куда меня позвали из "Серебряного Дождя". Сказали, что будет обсуждение для передачи в которой я буду принимать участие. На практике это оказалось сценой, где сидел президиум возглавляемый Свибловой и микрофон к которому нужно записываться в очередь.
Начиналось все со славословия Ольги Львовны которая едва ли не поддержала Эй Вэйвэя когда-то давно устроим выставку китайского художника-диссидента у себя в музее.
У этого на самом деле есть простое объяснение. Оппозиционная деятельность Вэвэя не особенно сильно связана с его творчеством. Социальные проекты в поддержку жертв землятрясения или сопротивления репрессиям китайским властям мало корреспондируются с его достаточно метафизичными и непростыми для понимания художественными проектами.
Хитрая и политичная Свиблова ловко бы выкрутилась от любого моего вопроса, который я бы задал из зала.
И никто бы не понял, что перед нами сидит не просвещенная защитница протестного искусства, а хитрая функционерка, которая всего лишь неделю назад пыталась втереть журналистам, что выбрасывание Пусси Райот из листа Премии Кандинского (кстати организованная Бреуса который, если верить прессе, сперва украл из бюджета 100 млн., долларов, а затем отжал у Музея Кино здание Ударника), А за несколько дней до этого подвергнула гомофобной цензуре замечательную работу Давида Тер-Оганьяна показывающую нетерпимое отношение к геям у нас в России.
Увидев весь этот омерзительный расклад (организаторы не предупредили ни о том, что я буду о своем отношении к Вэйвэю докладывать цензору Свибловой), я встал со своего места и направился к выходу.
- Куда, вы - кинулась ко мне интеллигентная черноволосая женщина из числа организаторов, - мы же собирались дать вам слово
- В такой ситуации я считаю невозможным обращаться к цензору из нижней позиции
- Но вы можете сказать об этом
- Давайте я оглашу свою позицию перед тем как покинуть зал
- Эту возможность, к сожалению, мы вам предоставить не можем
Я попрощался и мы вместе с Викой вышли из зала.
17 октября 2012
Лежу в кровати. Не как могу заставить себя писать об искусстве. Лия Адашевская попросила написать статью для «Диалога Искусств» о выставке которую Олег Кулик сделал про 90-е.
Тут много всяких вещей которые хотелось бы связать в одну точку:
Теология освобождения, арианство и т.д. и т.п.
15 ноября
Расстраиваюсь, что маловато пишу в дневник. Вообще я его писал для того чтобы появился «конструктор» для книжки воспоминаний. На скелет дневника нанизать мысли из будущей жизни. Надеюсь, что это в каком-то виде воплотится
Почему-то нет желания писать свои мысли, после того как их помыслил, кажется пошлым и фальшивым любая формулировка. Мысль изреченная есть ложь.
Вика не дает мне писать – ей нужно внимание. И это несмотря на то, что только что я с ней три часа подряд общался и готовил ей еду.
Ей все не дает покоя Алиса Иоффе. Это молодая и достаточно самоуверенная художница моложе Вики лет на десять. Алиса когда-то отбила у Вики Арсения Штейнера и стала символом всего плохого, что бывает. Своей демонстративной нелюбовью к Алисе Виктория работает ее бесплатным пиар-отделом.
Сегодня было смешно – Фонд забыл заплатить за мастерню и никто не мог туда поспасть кроме меня. На заводе странное правило, что никого нельзя пускать если деньги закончились, но и не прогоняют. Так я и просидел в мастерской два дня, а другие приезжали и обламывались. В том числе и Алиса Иоффе которую судьба сделала моей соседкой по мастерской, как будто бы в издевательство над Викторией.
Приезжала Света Шуваева. Спектакль который она оформляла выдвинут на «Золотую маску». Называется «Узбек». Я хочу подбить Светку чтобы по весне была совместная выставка Виктории Светы и Таси. Не знаю что из этого выйдет. Возможно ничего.
По этому поводу прилагается довольно сложный замут: месяц назад была выставка «Феминисткий карандаш» с участием Тани Фасхутдиновой, Вики и феминистких художниц Нади Плунгян. Кураторами были Надя и Вика. Изначально куратором должен был быть я И выставка должна была бы быть «завернута» вокруг Тани Фасхутдиновой. Это тоже получилось достаточно случайно. После того как мы поссорились с Викой на мне осталась Таня которая стала делать что-то типа наших совместных проектов и мне нужно было доводить все до конца. После примирения с Викой стало понятно, что лучше Вике это делать самой и я отдал ей тему с выставкой социальной графики к которой она подключила феминисток.
Света отказалась от участия, т.к. Надя умудрилась со всеми в Москве посраться. Кроме Ломаско. Короче полное безумие творится. И Света после этого отказа стала осторожней.
Вика сейчас много внимания уделяет истории с рабами из продовольственного магазина. История правда интересная. Активист Олег Мельников освобил из магазина рабов которых удерживали какие-то казахи, одну из которых сажали уже за работорговлю, но помиловали. Подписал сам Путин. Говорят что все это имеет отношение к торговле наркотиками. Новое дело не хотят заводить.
Разговариваю с Романом Сабиржановым по поводу того чтобы сделать в январе нашу совместную с Шухлиным выставку.
Алек Эпштейн тем временем вовсю работает с Виктором Бондаренко.
Возможно Вике издадут книгу.
Написал про Осмоловского:
Художники девяностых вряд ли мыслили себя в неоантропологических категориях - время предлагало другую оптику, в центре внимания был текст, а не человек. Теоретик и куратор Бонита Олива говоря о постсоветском искусстве давал этой логоцентричности остроумную интерпретацию: из-за того что художники Восточной Европы, пытавшиеся работать вне рамок советской идеологической системы, не имели возможности соприкасаться с материальными художественными объектами созданными их коллегами, от которых их отделял железный занавес, они делали акцент на языковые модели, таким образом, искусство начинало жить в языке (дискурсе). В этой виртуальной области констатитровалась автономия и радикальный отказ от контекста. Поэтому переход к реальным социальным практикам считался невозможным и воспринимался как отказ от искусства. Отсюда становится понятным смысл «Последнего табу» - автономия.
Создание и охранение границ искусства - единственная внятная политическая стратегия акционистов 90-х. Художники 2010-х уже по-другому относятся к этому, охотно используя языковые модели из арсенала современного искусства, как социальные стратегии.
Важнейшей фигурой девяностых является Анатолий Осмоловский. Возможно, он был единственным акционистом, последовательно отстаивавшим автономию искусства. Как отметил Марат Гельман, Осмоловский всегда был «уже внутри крепости», в то время как более энергетийные Александр Бренер и Олег Кулик то разрушали, то штурмовали. Что впрочем, отмечает Гельман, не отменяет факта, что «именно он был идейным вдохновителем и носителем новой эстетики».
Только резиденту цитадели искусства удавалось в 90-е угадывать дух времени и нерв ситуации. Это видно по изгибам его акционисткой карьеры: в начале 90-х это были акции дадаистской направленности, в середине десятилетия улица была заброшена в пользу экспансии в институции. В конце 90-х Анатолий вернулся на улицу, и после проведения нескольких ярких акций («Баррикада» и «Против всех») столкнулся с тем, что оказался в политике. Это с одной стороны лишило его практику художественности, а с другой - принесло проблемы, которые неминуемо валятся на голову маргинального политика в катящемся к авторитаризму обществе.
Осмоловский предложил радикальное решение этой проблемы на выставке-манифесте «Как политические позиции становятся формой», отказавшись от прямого действия в пользу формотворчества в авангардной традиции. Этот переход был воспринят достаточно скептически и вопрос повис. Не было понятно, имело ли это смысл, что очевидно могло оправдаться лишь обратимостью этого хода. Могут ли формы становится обратно политической позицией, возможна ли консервация вкуса живой жизни для ее воскрешения в будущем? И не выпадет ли этот процесс из исторической парадигмы авангарда?
Вполне убедительный ответ, на этот провисевший все безвременье нулевых вопрос, дали Pussy Riot серией акций-интервенций. Уверенно использовав локальные цвета из авангардистской палитры (обращенной как к формальному Малевичу иже с ним, так и к американской постживописной традиции) в политической акции, девушки совершили мощное символическое действие. Они как бы перенесли знак высокого авангарда в политическое поле и тем самым ввели в живописный дискурс неудобное, но весомое понятие политического. Именно поэтому акция Pussy Riot получила поддержку Осмоловского, который, возможно, оказался единственным художником 90-х, который смог предложить скрепу между двумя десятилетиями. Отстаиваемый им наивный постсоветский автономизм оказался влиятельным медиа-социальным инструментом.
В связи с интересом к антропологии много времени уделяю Чернышевскому.ю его диссертации . Хочу сделать выставку - визуальную диссертацию в которой были бы портреты, лица. У Чернышевского в дисере особое отношение к лицах.ю он в видит в них особую стать, эстетически ценную. Чернышевский — пророк коммуникативного искусства. И это важно для создания нового дискурса.
16 ноября 2012
Сашка Супергерой неожиданно позвонил мне по мобильной связи и рассказал что ему приснился сон про Надю Толоконникову. В шукшинском духе сон, сказал Супергерой и уточнил место где спал: Москва-сити.
Как будто бы Супергерой приехал в Мордовию и встретитлся с Надей. Территорию тюрьмы огораживал плетень, как в этнографической деревне. Супер понимал, что так быть не может, но все равно это была тюрьма.
Надя поцеловала Супера в губы через решетку. Но не как любовница, а просто как близкий человек. В ее глазах была любовь.
Следующая сцена Сашка и Надя идут вместе к зеленой лужайке, где на траве сидит Артемий Троицкий обхватив ноги руками. Видно что на руках кожа белесая дряблая и выцветшая. Такое бывает у бомжей или людей больных псориазом.
Я не понял что в этом сне Шукшинского, но понятно с чем он связан. От Супера ушла его жена Марина. Сказала, что нашла себе нового парня – дизайнера по имени Ваня. Еще она сказала, что он слишком легкую жизнь себе выбрал – не напрягаться.
В последний год Супер напряженно работал в такси, чтобы прокормить семью. Работа занимала так много времени, что он не успевал общаться с друзьями.
4 декабря 2012
Сашка помирился с женой. Непонятно на каких условиях. Как он рассказал раньше, жена сказала, что нашла себе какого-то дружка и тебовала разрешения чтобы он не вмешивался в их отношения. Судя по тому, что Россихин очень раздражителен и недоволен, дела у него не очень. От искусства он уже отказался.
Вчера был смешной день прошедший под эгидой темы «сакральные пространства и авангард».
Будто в 2006 год вернулся когда работал на выставке «Верю».
С утра с Алеком Эпштейном пошел на радио «Голос России». Хотя говорить нужно было по английски, удалось протолкнуть телегу о том, что иконы это не самостоятельный объект, а часть элемент пространства, который в то же время является матрицей. Это Лидов такую теорию предложил. Что литургии представляла из себя пространственную икону, а в дни когда народ толпами валил к церкви, весь город превращался в такое искусство. При этом иконы, со своей обратной перспективой (не ты на них смотришь, а они на тебя) были как бы трансформаторами пространство.
Еще рассказал, про свою серию с иконами рабочих уходящими вглубь.

Резиденция "Моква"

Оригинал взят у zub4ik в Резиденция "Моква"

3 июня в мастерской Фонда Владимира Смирнова и Константина Сорокина открылась выставка, посвященная недавней резиденции художников Александра Вилкина, Антона Николаева, Алека Петука и Игоря Шуклина в поселке «Моква» в Курске.
«Было много шуток, когда художники приехали из Москвы в Курск и неожиданно очутились в месте с названием Моква, как бы в другой Москве, отличающейся на букву «с». Как бы не «с Москвой», а наоборот убрали одну «с». В этом в общем-то случайном совпадении содержится интересный смысловой обертон: в России, где пространства огромны, а культура однородна, на самом деле можно долго, дольше чем до Берлина, Лондона или Парижа, но оказаться в общем-то практически там же, в том же месте откуда вылетел. Но все не так просто, как может показаться на первый взгляд. Ситуация однородности культуры обеспечивается не только кодами самой культуры (например, существованием языковой нормы, чего нет ни в одном другом живом языке, а только в мертвых или восстановленных), но и структурой коммуникации: в локальных центрах настолько внимательно прислушиваются к тому, что происходит в столицах, что даже в голову не приходит о том, что нужно работать не только, на вход, но и на выход, посылать какой-то обратный сигнал. Если на уровне областного центра, эта ситуация удовлетворяет локальные сообщества, поскольку дает возможность брать на себя культуртрегерские функции, то иные культурные сообщества, более мелкие, оказываются в вакууме, поскольку вместо того чтобы культурно осваивать территории, по площади, а часто по населению превышающие европейские государства, сообщества в центрах регионах «окукливаются», зацикливаются на себе, переживают по поводу своей неполноценности по сравнению со столицей, в то время как локальные истории, местная специфика выглядят чем-то ненужным и случайным, типа как в курском пригороде Моква не хватает одной буквы, чтобы стать утопической «Москвой». И находясь в Москве и находясь в эбонитовых башнях мокв провинциальных сообществ, изменение сложившейся, едва ли не окостеневшей до ритуала, системы коммуникации представляется сложной, неподъемной задачей. И вряд ли это возможно в какой-то логике, кроме как экспедиционной - нужно ехать самим и налаживать коммуникацию».

На выставке были представлены работы, сделанные в резиденции, а также документация проекта. Одной из центральных тем проекта стал «Пир в мастерской», когда художники сварили уху и поставили ее в центр стола в мастерской. Они вместе ели уху, разговаривали о живописи и вместе же рисовали. Таким образом было сделано около восьми совместных картин. Пир повторился и в мастерской в Москве: гостей угощали водкой и здесь же сваренной ухой.
Collapse )

Юлиана Бардолим про russland vs russland

ЮЛИАНА БАРДОЛИМ:
ПРО БРЕНЕРА и ФОРУМ или КАК В ДИСКУРСЕ о ПРОТЕСТНОМ и КРИТИЧЕСКОМ ИСКУССТВЕ НЕ НАШЛОСЬ МЕСТА ПРОТЕСТУ и КРИТИКЕ
Может и нашлось бы, но строго по регламенту и протоколу.
Итак: если мы хотим, чтоб была критика в целом и общем, то надо понимать, что неизбежна критика критики. И наивно полагать, что занятие критическим искусством дает какой-то иммунитет.
Мало того, есть еще более странный момент: вот люди, которые декларируют себя причастными к некому общественно критическому дискурсу со своим художественным языком, скажем акции, разной степени скандальности и шока, выходящие за рамки общественно принятых норм и приличий. И когда к этим людям с критикой в их адрес обращается зритель на открытом для публики мероприятии, используя тот-же самый экспрессивный язык, но в гораздо меньшей степени: перебив лектора и эмоционально взывая к какому-то пониманию, все в секунду превратились в комсомольцев и стали строго по очереди высказывать свое фи, это неприлично. Какое-то чудовищное лицемерие, неправда ли.
Теперь по существу. Виктория Ломаско уже пересказала эту историю со своей позиции. Все прочитали. Я увидела совершенно другую картинку. Если позволите:
несмотря на то, что я - участник форума, в этот вечер мы с мужем, оставив дела, оставив детей, пришли как зрители, на обещанную интересную заключительную дискуссию. А она была обещана, специально для этого была изменена динамика самого пространства. И мы стояли с Бренером на балконе и ждали живого человеческого общения.
А вместо этого нам включают какую-то немецкую чиновницу и это было, как сказал Саша, действительно невыносимо: получасовое нудение ни о чём, особенно когда ты понимаешь, что времени очень мало, но при этом одно слово минуту и два не очень внятных вопроса, ответы на которые можно было придумать самой. Это было пыткой, и при этом устойчивое ощущение обмана, когда ты едешь на концерт рокабильщиков, а тебе вместо веселых ребят подсовывают грустную женщину с тихими медленными песнями. И мы в этот же самый момент собрались уходить, потому что есть в жизни дела поважней, чем слушать Кристину: белье развесить, лампочку в коридоре поменять. Помимо прав женщин, есть права и у меня: зрителя, слушателя. И я имею право закрыть скучную книгу на второй странице, выключить телевизор посередине передачи.
Но вот зрители как раз никого не волновали. И после поста Вики Ломаско картинка вырисовалась совсем иной: участники форума пришли по своим делам, знакомиться с новыми людьми, налаживать какие-то связи. А мы, зрители, которые якобы имели право присутствовать, просто мешали им.
За полчаса обеда, который я провела за столом с Викой и другими участниками, я, например, узнала о немецких институтах больше, чем за всю жизнь в Берлине. Я никого не осуждаю, но создалось впечатление, что вы занимаетесь институциональной карьерой. Это нормально. Это часть жизни. Но мы- просто художники, в данном случае, зрители НЕ занимаемся институциональной карьерой. У нас нет необходимости выслушивать долгие бессмысленные доклады, кивать головой, гневно обличать того, кто посмел нарушить порядок.
Я не испытываю восхищения перед чиновником только по факту его чиновничества.
И, конечно, в итоге все это было очень грустным. Люди, которые два дня рассказывали нам, как они мужественно борются с властью, во время конфликта художника, который отказался от статуса художника, он даже отказался от своего имени, принимают сторону государства и власти. Пусть даже такой прекрасной, как в Федеративной Республики Германии

Деготь и Осмоловский дискутируют об Украине

Анатолий Осмоловский
На вернисаже моей выставки "Рас-членение" Катя Деготь определила мою работу "Украинка" как колониальную. Типа, если "украинка" слеплена из разнообразных фрагментов, то это метафора неестественности самого государства Украина. Ну в принципе такая интерпретация тоже возможна. Как вид "колониальной" интерпретации (ну т.е. "империалистической", которая подразумевает однозначность).
Художественная работа как известно имеет множество прочтений, а любая однозначность легко переворачивается в свою противоположность. Так с полным правом можно сказать, что "Украинка" - не метафора государства Украина, а выражает собой ПРЕДСТАВЛЕНИЕ о нем российского официоза и большинства русских и тут же работа становится критической и антиколониальной. Действительно, российский художник только и может что выражать представления своей страны и своего народа так как он в ней рожден и воспитывался и сам является частью этого народа. Поэтому политическая однозначность для художественной работы - это нонсенс эпохи 30-х годов.
На самом же деле моя работа о насильственности возвращении фигуративного образа. И является критической не столько по отношению к официозным политическим представлениям, сколько к постмодернистской продукции последних 20 лет. Типа Джефа Кунса или Мураками. Политический кризис закончится, а эта проблема "вечна"

Не могу не прокомментировать

Благо забавно наблюдать как Екатерина Деготь пытается защитить украинскую государственность от Толи Осмоловского, который как-то там не так изобразил Украину.

Это все конечно какие-то благоглупости в духе "Народного собора", но все равно постараюсь разобраться.

Понятно, что наезд неправильный в самом подходе. Как будто критикуют карикатуру на редколлегии, а не серьезное, полноценное высказывание, органичное само по себе, а не как дополнение к общественным и политическим процессам. Ведь такой узкий подход спекулятивно концетрирует важность политического, создает иллюзию, что важность происходяще в политике и обществе настолько велика, что предлагает искусству лишь сервильную "описывающую" форму.

Необходимо понимать и проговаривать, что современное искусство, по крайней мере в том виде которым занимается Толя, не занимается последними истинами и прямыми высказываниями, а, как точно говорил покойный Пригов, предпоследними, т.е. "всего лишь" создает символические образы претендующие на высвечивание ситуации, делание ситуации более осмысленной, облегчающими интерпретации, который остаются зрителем.

Так что когда Деготь обвиняет Осмоловского в колониальности, она всего лишь ведет диалог с удобным ей виртуальным партнером.

Кроме того нельзя не отметить, что интерпретация Деготь не очень органичная - слишком прямая, похожая на пересказ карикатуры. Творчество Осмоловского всегда многоплановее.
Стоит например отметить, что Украина изображена в виде женщины. Лично мне видится в этом отсылка к тому что на Украине (и это очевидно прогрессивно) были сильны женщины-политики.
При этом политическое поведение Украины после того как она активно начало бомбить Донбасс безусловно колониально (как и атаки Грузии на Южную Осетию), что как раз и обнажает "сшитость" территории, которая всегда была главной проблемой для Украины и сейчас все это дело усилилось стократ.

Россия в этой ситуации тоже ведет себя вполне империалистично, но за этим есть прагматика и возможность договориться. Но после того как Киев начал бомбить Донбасс, перейдена черта, когда можно было представить Украину жертву. Это крупное империалистическое государство бьющееся с собственными национальными окраинами.

Украина на наших глазах перерождается в геополитического постимперского фашизоидного монстра, изнанкой России еще больше уехавшей от реальности.

Защищать государственность Украины с левой позиции почти невозможно.