?

Log in

No account? Create an account

Бомбила

хроники виртуального бунта


Entries by category: лытдыбр

[sticky post]130 цветных рисунков
halfaman
праздничное
may
осипова в тюрьме (навеяно судом над надей)
osipova
для мракобесов
dogn
краснокнижный осетр в супермаркете
donos
надя
nadja
Read more...Collapse )
Read more...Collapse )

В издательстве "Умляут" готовится книжка поэта Михаила Кедреновского с рисунками Виктории Ломаско
halfaman

Михаил Кедреновский: несостоятельный и интенсивный

Легко восстановить дату, когда я понял, что Кедреновский крут - осталась запись в моем блоге. Это произошло 4 мая 2009 года, когда ехал в метро, и читал стихотворения, распечатанные на затоптанных оборотках. Тогда я понял, что Мишка и есть тот самый несостоятельный художник о котором писал Бренер в «Хламидиозе». Хорошую он тогда телегу задвинул - несостоятельность как актуальная форма гениальности. Причем предварил это описанием того как заразился хламидиозом от какой-то неприятной мажорки. Мало кто тогда понял Бренера.

Мишку к тому времени знал изрядно, два года, если не больше и никогда о его несостоятельности не задумывался. Он был из молодняка с философского факультета МГУ, который Петька «Хуеплет» Верзилов таскал в студию на Свободе. Туда меня по доброте душевной запустил Олег Кулик. И всех тогдашних приятелей заодно. Это был трехсотметровый подвал с телевизором, горячей водой, десятком спальных мест и запирающейся дверью, где жили и тусовались. Учился Кедреновский на одном курсе с Надей Толоконниковой из Pussy Riot за которой даже немного ухлестывал. Как, впрочем, почти все тогда.


Read more...Collapse )

Надя Толоконникова в 2008 году
halfaman
«Может ли беременная женщина изменять своим взглядам?»: Интервью с участницей акции в музее
Надежда Толоконникова - участница акции "Ебись за наследника медвежонка!", которую провела арт-группы "Война" в Биологическом музее им. А.К. Тимирязева 29 февраля (пост от 1 марта). Надя родила здоровую дочь 4 марта, через 4 дня после акции и на следующий день после задержания ее ОМОНом на "Марше несогласных", где она держала транспорант "Я ебу медвежонка!". Дочь назвала Герой, по имени древнегреческой богини.



Плуцер: Сколько тебе лет?

Толоконникова: 18.

Плуцер: Ты родила спустя четыре дня после акции «Ебись за наследника медвежонка». Ты родила как положено – через 9 месяцев?

Толоконникова: Да. Я думала, что с моим активным образом жизни все может раньше произойти. Как оказалось, нет. У меня даже была передержка в несколько дней, поэтому врач советовал стимулировать роды занятием любовью.

Read more...Collapse )


Православие в России приобрело уродливые формы
halfaman
Скандал вокруг Боголюбского женского монастыря во Владимирской области второй год подряд разгорался по одному и тому же сценарию. Сбежавшие из православного приюта несовершеннолетние воспитанницы рассказывают, как монастырские матушки-воспитательницы за малейшую провинность жестоко стегали их ремнем, сажали в карцер (по-церковному – в затвор), морили голодом, лишали сна, заставляли бить многочисленные земные поклоны.



Материалы, касающиеся жестокого обращения с детьми, выделяют в отдельное производство и направляют в ОВД Суздальского района.

Следственный комитет при Прокуратуре РФ по Владимирской области дважды проводит в монастыре доследственную проверку и по ее результатам отказывается возбуждать уголовное дело о незаконном лишении свободы воспитанниц монастыря.

Вердикт один: "отсутствие события преступления". Предъявлять обвинения некому. И это несмотря на многочисленные показания потерпевших. Почему так происходит – попытался разобраться спецкор "МК".

Read more...Collapse )

Интервью для Жира
halfaman

Эля Кульчицкая: Доброе утро, Антон.

Антон Николаев: Да, доброе утро.

Э: Я хотела бы начать разговор с вопроса о том, как для Вас все это началось и что побудило заняться активистским искусством?

А: Этому предшествовали два события. Первое. Я был политическим журналистом, редактором отдела «Общество» на «Полит.Ру» до 2005 г. И там была какая-то инерция, связанная с самим характером освещения политической жизни, сложившейся за то время, пока парламент был нормальным. Ну, то, что происходило в обсуждении законов, политические события были значимыми. А после того, как это дело схлопнулось, после того, как не пустили Яблоко с СПС и телевидение прижали, неожиданно из рук выпал инструмент влияния общества на политику, и работа политического журналиста стала ненужной. А второе – то, что я заинтересовался тем, что происходит в искусстве. Я, на самом деле, в начале 90-х там тусил, я был активистом у Толи Осмоловского. Я стал ходить по выставкам, была первая биеннале, и я с удивлением увидел, что никому не хочется заниматься искусством, не связанным с институцией, не связанным с коммерцией, и такая огромная лакуна пустая. И как-то из этого все само собой и получилось. Я нашел ребят, которые помогали на выставках и работали в Музее кино – вы их всех знаете, это группа «Война». И мы стали как-то думать, т.е. мы ходили по митингам каким-то. У меня было творчество такое странное, мы с Сашей Супергероем стали бомбить: ездили на его машине, на мобильной шестерке, и занимались странными опросами людей, т.е. какие-то люди садились к нам в машину, мы снимали их на видео, по этому поводу рефлексировали, а «Война» тогда делали перформансы на выставках. И тут вдруг как щелкнуло. Все началось с того, что в апреле мы придумали акцию «Автопробег несогласных» – и она вдруг получилась, т.е. у нас была там куча телевидения, куча радио, и это было такое высказывание по поводу того, что творится в стране в политическом смысле. Т.е. мы как бы нащупали политическое в современном искусстве. И ребята, журналисты с Пятого канала, захотели снять про нас десятиминутный сюжет. И я предложил «Войне» за эти две недели, пока они едут (а они сказали, что приедут через две недели), сделать просто политическое искусство целиком и я их подбил на акцию в «Макдональдсе», и сами они еще сделали пару акций. И удалось сделать такой сюжет про политическое искусство. И это было очень здорово и легко делать, поскольку просто какие-то горизонты раскрылись. В общем, с этого все и началось. Тогда «Война» поняла, что надо заниматься этим, и мы еще этим занимались.



Read more...Collapse )


Осколки 2007 года: "Московский инфантилизм", "Храм-2" и другое
halfaman
Проекты "Профсоюза Уличного Искусства", которые навсегда остались в компьютере который проебал "Супергерой". Я всегда мечтал, что когда-нибудь останусь один, что-нибудь доделаю, что-нибудь перемонтирую. Что-то оставлю как есть.

1) ПРОЕКТ МОСКОВСКИЙ ИНФАНТИЛИЗМ

Read more...Collapse )

Интервью Дениса Мустафина
halfaman

Перформанс "Вас оскорбляет цвет моей крови?". Москва, ЦСИ "Гараж", 19.09.2010. Фото: Денис Мустафин 
Евгения Абрамова, «Полит.ру»: Как давно Вы живете в Москве?

Денис Мустафин, организатор, художник: С 2001 года.

Е.А.: Откуда Вы приехали?

Д.М.: Из Самары.

Е.А.: Что Вы там делали?

Д.М.: Родился, работал, уехал. У меня нет никакого высшего образования, нет законченного, и более того, нет внятного. То место, в котором я учился, Самарский педагогический институт, там на факультете искусств открыли полуэкспериментальное отделение, с очень сильным креном в сторону театра. К нам приезжал московский педагог-режиссер, уже не помню, как его зовут – так давно это было, работал с нами по полтора месяца, мы репетировали. И были одновременно привычные гуманитарные предметы типа философии.

Я пошел туда, потому что у меня было несколько человек друзей чуть старше меня, которые вызывали у меня уважение. У них были бесконечно интересные истории на тему того, что они репетировали в институте, и мне казалось это пределом мечтаний. Но в принципе мне было без разницы, учиться или нет, мне не было дела до специальности, я просто пытался откосить от армии, и испробовал множество разных способов. Мне нравилось общаться, тусить, а выходить на сцену мне совсем не нравилось.

Надо признать, что у нас был педагог – большой экспериментатор. Он решил поставить фрагмент Библейского Бытия, потом «Царя Эдипа». Потом был «Гамлет» Шекспира. И я глубоко в это погрузился, и вдруг почувствовал какой-то вкус к режиссуре. Но моя работа не понравилась режиссеру, у нас возник конфликт, и я понял, что если я хочу учиться, то мне нужно менее догматичного педагога, более демократичную атмосферу. Тогда я поехал в Питер, но в Академию театрального искусства не поступил, а поступил в какой-то очередной «колхозный кулек», Институт культуры. Но я даже не стал учиться, пожил в Питере какое-то время, а потом уехал. Позже, уже в Самаре были еще попытки поступить на психологию, на заочный, но у меня уже другие дела были, семья появилась. Больше я не пытался учиться, и не хочу.

Когда вернулись в Самару, это было довольно трудное время: мы с моей бывшей теперь, тогда беременной женой вынуждены были снимать квартиру у друзей, потому что сдали свою на длительный срок, рассчитывая, что останемся жить в Питере. Нам нечего было есть, потому что я не мог найти работу и, кажется, ничего не умел. Наконец, мы стали работать председателем и бухгалтером жилищно-строительного кооператива в доме, где жили. Зарплата была ничтожная, и мы стали «осваивать» бюджет кооператива, завышая стоимость ремонта подвальных дверей или еще чего-нибудь. Таким образом, нам удалось купить себе домой компьютер.

Я стал его осваивать и понял, что интересно было бы заниматься чем-нибудь вроде дизайна. Долго ходил по самарским рекламным агентствам и предлагал себя в качестве дизайнера. В итоге устроился в газету верстальщиком. Вот с этого момента стал работать в газетах, потом в полноцветных журналах, дорос до дизайнера, который делает целиком журнал, и решил из Самары уезжать.

В Москве у меня был друг, который уже полгода здесь жил. Я приехал сначала к нему, пожил какое-то время, потом снял комнату, потом квартиру. Сначала работал в рекламных агентствах дизайнером, позже арт-директором.

Последнее время с работой не ладится, потому что разочаровался. Я долго хотел заниматься настоящей творческой работой, мне нравилось «придумывать». Но уходить в чистое искусство, не представлял, куда, у меня не было каких-то контактов. Поэтому не строил никаких иллюзий, что я могу туда прийти, и у меня что-то получится. Но креатив, как мне казалось, это то, где я мог бы реализовать свои таланты, и это оплачивалось. Тогда, в средине 2000-х, это еще дико романтизировалось: Бегбедер и прочая разная чепуха. Считалось, что это круто. Сейчас этого ничего нет.

Проработав несколько лет в одном российском рекламном агентстве, я понемногу растерял весь свой запас идеализма: начал понимать, что места «прорывному креативу» в рекламе практически нет, за всех решает клиент. Поработал в сетевых агентствах, там чуть лучше с креативом, «белая» зарплата, но, при этом, не ощущаешь себя человеком, который принимает решения. Ты всегда находишься в вертикале власти, в пирамиде корпоративных отношений, а я не хотел корпоративных отношений.

Но вскоре понял, что профнепригоден для сетевого агентства: плохое знание английского языка, отсутствие высшего образования, умения рисовать от руки. Все это ставило меня на ступеньку ниже либо по зарплате, либо по должности, мне доставались неинтересные, так казалось, проекты. Меня это не устраивало. Окончательно все стало ломаться в момент кризиса. Появилось много свободного времени, и я подумал, что можно заняться современным искусством.
Read more...Collapse )

А Вас как зовут, извините? Юра Шевчук, музыкант.
halfaman
В.В.Путин: Пожалуйста, мы можем поговорить на любую тему, связанную с нашей сегодняшней темой, а можно и нет.
Ю.Ю.Шевчук: Владимир Владимирович, можно, да?
В.В.Путин: Да.
Ю.Ю.Шевчук: Просто, мне был позавчера звонок, и меня Ваш помощник, наверное, какой-то (я не помню его имени) попросил не задавать Вам острых вопросов — политических и так далее...
В.В.Путин: А как Вас зовут, извините?
Ю.Ю.Шевчук: Юра Шевчук, музыкант.
В.В.Путин: Юра, это провокация.
Ю.Ю.Шевчук: Провокация, ну и ладно.
В.В.Путин: Мой помощник не мог Вам позвонить по этому поводу.
Ю.Ю.Шевчук: Ну не Ваш помощник, какой-то чудак, да.
Реплика: Уже не скучно!Read more...Collapse )

mal4ik_stepa о нашей поездке в Кузнецк
halfaman
Если помните, я тут уезжал на 4 дня. По самарской трассе на пятерке в город Кузнецк Пензенской области. Ездил я с героями своего курсовика (это о нас с Супером - А.Н.), они по делу, а я, чтобы снять их. Дело впрочем не хитрое - навестить давнего знакомого музыканта, который вернулся в родной город и вот уже 4 года уничтожает себя всеми видами алкоголя. Чувак, надо сказать, афигенски талантливый, и за испитым лицом кое-где проглядывает юношеская красота.

Дорога туда заняла у нас около 14 часов. Но это со всеми остановками, заездом в Пензу "просто посмотреть" и пробками на выезде в Москве и Люберцах. На заднем сидении я ехал один. Соорудил из сумок и кофров  что-то типа огромного подлокотника, на котором раза 2-3 засыпал. Вот она мечта документалиста. Вот рази чего я когда-то принес документы во ВГИК. Дорога, дорога...

Дорога была прекрасна, и я просто влюбился в автопутешествия. Вдоль трассы полно мотелей. Говорят,номер в них стоит от 500 рублей. Совсем неплохо. На заправках чистота и столичный сервис. Цены, правда, тоже столичные.

Отдельных слов заслуживает кормящая деревня в Умете (Мордовия). Вдоль трассы стоит штук 50 избушек со всякими смешными названиями.


Мы зашли в "Дальнобойщик". Большая теплая женщина приняла у нас заказ, и скоро мы уже уплетали нереально большие порции нереально вкусной домашней еды. Нужно ли говорить, что стоит это все каких-то нереально малых денег.Read more...Collapse )

45 стихотворений Михаила Кедреновского
halfaman
МИХАИЛ КЕДРЕНОВСКИЙ. 2006-2009.

фотка Евгении Зубченко
Viva la revolution!

У тебя на руках до локтя порезы,
И парень твой был и останется гадом.
Ты помнишь, как нотами Марсельезы
Такие как мы дохли на баррикадах?

И топтали друг друга в дыму и давке,
И оголтело жандармов резали.
А мы, мудаки, отдыхаем на лавке
И до соплей упиваемся Блейзером.


***

Они не переносят обоснованной критики,
Они постоянно говорят о политике,
Они по-прежнему винтики
В пресловутой системе.
Тут не помогут разговоры для тех кто в теме,
Не поможет обмен вонючими мнениями.
Хочешь что-то сказать — выпадай из цепи потребления.
Нет! Так нельзя!
Это плохо!
Воровать в магазинах — плохо!
Пиздить людей — плохо!
Плохо!
Еще скажите — аморально!
В печь!
В печь!
Каждого третьего мента сжечь!
Впрочем, я не говорил ничего такого,
Я слышал, за это сажают понемногу.
Сжигать Ментов — это плохо!
Я не призываю к насилию.
Мне похуй.
Read more...Collapse )

Read more...Collapse )

свои и чужие мысли о современном искусстве: гельман, сурков, война, дугин
halfaman
С культурной политикой в области современного искусства (вы уж извините, что я так кручено выражаюсь, но что делать если современое искусство у нас в стране и есть политика с приставкой мета) у нас в России полная засада. С одной стороны проявляются полубессознательные потуги что-то подтолкнуть сверху (я про статьи Суркова). С другой стороны инерционность художественной цены поднакачанной капиталом и отсутствие вписывающейся в содержательные рамки пассионарности. Как будто бы все боятся потерять те жалкие ресурсы которые зачем-то в последнее время к этому убогому искусству приползли. С третьей стороны жирные и ловкие шмели, менеджеры от искусства носящиеся по этому полю и собирающий своими небритыми жалами вылую но сытную пыльцу.
Посмотрев на это нельзя не признать, что ситуация во многом оживляется акционистскими жестами профсоюза уличного искусства. Хоть они и не указывают содержательных путей развития, но хотя бы в теговой бессвязанной форме дают диагноз ситуации. Не поспоришь, что так как мы живем жить нельзя: застой, смрад, скука, блядско-коррупционная символическая экономика, перманентная готовность предательства и сытая полупьяная бессознанка интеллектульного снобизма. Только бы не открывать глаза а то совсем от скуки сдохнешь. Так выглядит сегодняшняя ситуация, ситуация 2008 года.
Мне повезло исчезнуть из современного искусства в 1995 году чтобы случайно оказаться там в 2004, чтобы неожиданно убедиться в том, что за эти 11 лет содержательно НИЧЕГО НЕ ПРОИЗОШЛО. 11 лет инерции не застилают глаз. Хотя немного и застилают.
Не забылось, что в начале девяностых в московском контемпорари арт с закрытыми глазами можно было насчитать ряд конкурирующих стратегий: утопические леворадикалы Толи Осмоловского, государственный художник Олег Кулик с галереей послушной его одержимости но строптивой «Риджиной», Марат Гельман со стратегией искусства как аналитического чувствилища социальной политики и прикормленным им анархоиндивидуалистом Бренером ну и наконец несколько живых и не дающих себе заглохнуть объединений художников с неясно выраженной интенцией, но напитавшихся отраженной энергией других практик оказывающихся по теперешним тихим временам вполне пассионарными. В первую очередь речь идет о комунне на Трехпрудном в конце концов оказывшейся отличной школой творчества для ряда замечательных художников, галерее XL в первые годы работы. В 1993 году в Москве казалось что все круто. Локомотивчик искусства начала девяностых казался с избытком наполненым безоглядным топливом либерального пафоса который быстро но недалеко прокатившись встал, подпитавшийся ядом капитала, который неожиданно оказался предельной целесообразностью всего казавшегося таким сложным многообразия..
В общем про капитал в России особый разговор. Не очень то работают все эти постмарксистские теории про общество спектакля и т.п. У нас ведь рынок капитала неотделим от рынка власти и другие у нас спектакли.
Разговор с властью по Ги Дебору не проанализируешь и вообще тут анализа не получается – только деконструировать можно чтобы добраться до скрытых полубессознательных интенций отношения к власти. Ну вот например Марат гельман который как-то с властью заигрыает – то ему денег дадут то отнимут то ему орт дадут то в галерее побьют. Такой садо-мазо сериал. Новая серия – Сурков начал писать статьи.
На сайте Openspace.com я откопал видюху выглядящего несколько перепуганным перепуганного галериста Марата Гельмана который все же сохраняя видимость барской ленцы давал путевку в жизнь искусствоведу Владиславу Суркову написавшему статью для журнала "Артхроника" о художнике Полисском.
Гельман похвалил Суркова, назвал статью о Полисском хорошей, объяснил что написана она была не иначе как проявление восхищения и искренней любви к художнику, констатировал, что "Слава нашел место где он может высказываться как человек а не как функционер" и в конце успокоил, что Сурков (третий по влиятельности человек в стране) совершенно не собирается "строить искусство вертикали власти"...
Типа разговор такой – ты Сурков если хочешь заниматься культурной политикой – я впишусь. Я тебе темы буду правильно по менеджерски разруливать, ты мне крышей будешь. Без меня ты не обойдешься но и я боюсь по кумполу получить. А чем мы заниматься будем это не важно главное что я как профессионал все тебе хорошо сделаю. Дугина кстати тоже заинтересовали телодвижения Суркова – он их в духе французской философии деконструировал и тоже показал что у власти (кто не знает Сурков третий по значению человек в стране) тоже с осознанием своих интенций тоже серьезная проблема. Также как и Гельман живут в коррупционно-бесознательном тумане. У нас «день сурка», пишет Дугин, в государстве все повторяется, никак не может пойти ни по одному, ни по другому сценарию, все застыло на переправе (только неясно - переправе куда?).
Но даже сквозь муть бюрократическо-коррупционных сериалов невозможно не разглядеть что главная содержательная тема для России сейчас осознание собственной идентичности.
Дугин вполне хорошо описывает профанический сценарий Суркова (в общем-то коллективного «Суркова» российской технократии на которой за бабки служит "Гельман") под который незадумываясь подпишется поднаторевший в менеджменте культурной политики Гельман:
«Сурков рассматривает картины художника Полисского. Там и юмор, и легкое издевательство над Россией, и, одновременно, русская кондовость. Сурков опознает в этой постмодернистской игре собственные интуиции. Россия остается фундаментально идентичной, кондовой, древесной, с расходящимися досками, и, она же, одновременно, облечена в поверхностный мондиалистский шик, выстроенный на продаже сырой нефти и других (весьма «кондовых» на вид) ресурсов. И это не вызывает у Суркова ни осуждения, ни неприязни потому, что такие чувства, как осуждение и приязнь, согласие или непротиворечие, «да» или «нет», чужды его природе».
Короче такая херня.
Описали рядовую мизансцену русского варианта симуляционистского спектакля, важную завязку сцены "бедное русское", движемся дальше.
….
(продолжение о возможных сценариях развития следует)

Братишка рассказывает о своем жизненном пути
halfaman
КАРАВАН историй декабрь 2006

АРТУР СМОЛЬЯНИНОВ

"Я варил гениталии бабочек и сам там варился"
Я не служил в армии, поскольку единственный кормилец семье и у меня отсрочка. Принято считать, что армия делает из пацана мужчину. Но я и так мужик, хотя и не служил.
И дело не только в том, что я содержу большую семью, дело в мое отношении к жизни. Мужик в первую
очередь должен уметь брать на себя ответственность, принимать решения и доводить их до конца. А тот, кто может поломать двадцать человек вокруг себя, принять на грудь два литра водки и не упасть после этого - совсем не обязательно мужик.
Read more...Collapse )

Как поссорились "Война" и "Бомбилы"
halfaman

Антон Николаев: Это Петр Хуеплет сейчас будет задавать вопрос. Идеолог группы «Война».

Петя Верзилов: Да-да-да. Который… можно, не знаю, как сказать, закрыть вопрос о коллективном теле. На самом деле, очень личный вопрос к Супергерою Россихину. Хочется, чтобы он, в сколь можно доступной, более доступной для публики форме изложил причину, по которой он принял решение накануне акции «Войны» «Ебись за наследника Медвежонка!» сдать группу, которая готовилась провести акцию в зоологическом музее, а не в биологическом, как в результате получилось, правоохранительным органам. Вот Супергерой почему-то накануне принял такое решение.

Григорий Матюхин: Какие-то очень личные вопросы уже обсуждаете, по-моему…

Петя Верзилов: Да, хочется, чтобы он… Поскольку мы функционируем таким образом, что личные вопросы становятся… они переходят в общественные

Григорий Матюхин: То есть это часть переноса перформанса, да, сюда происходит.

Александр Россихин: Петь, на самом деле, действительно, неинтересно просто.

Петя Верзилов: Да.

Александр Россихин: Я отвечал Леше Касьянову публично на этот вопрос. Я объяснил ему, что это PR, с одной стороны, с другой стороны, это цензура. И с третьей стороны, это опять же непознанное, загадочное, которое на самом деле, видимо, помогло вам провести акцию именно успешно. Да, да, абсолютно. Поэтому какие причины. Конкретно мои, да?

Петя Верзилов: Да, конечно, конечно.

Александр Россихин: У меня такой был инцидент в детстве, мы с сестрами, девочками… Я в Подмосковье родился, в общем-то, в деревне. Мы уходили где-то в семи-восьмилетнем возрасте в луга, в стога и там как-то обнажались друг перед другом и в какой-то момент мы заползли в какой-то стог, а там сидел какой-то великовозрастный… типа маньяка что-то. И как-то мы так с трудом от него вырвались. И было неприятно, и такая немножко травма осталась, что вроде в каких-то таких милых местах водятся какие-то странные животные. И в Зоомузее МГУ дети занимаются биологией. И эта ситуация похожа некоторым образом, напомнила такой кошмар…

Петя Верзилов: Но в результате оказалось, что в биологическом музее гораздо больше детей.

Александр Россихин: Детей больше чем маньяков всегда.

Петя Верзилов: Они как раз занимались в биологическом. Зоологический музей был пуст.

Александр Россихин: Детей, слава богу, больше чем маньяков всегда. И я позвонил своему учителю, он просто работает в музее. И говорю: «Слушай, сейчас ребята к тебе придут, и они устраивают такую акцию там. И ты можешь присоединиться, в общем, смотри, это как бы твой музей. И ты можешь там… Я тебе просто информирую, что если ты посмотришь, что у тебя много детей в этот момент, то ты… что… Твой дом, собственно, смотри сам». Но он, насколько я понял, он пошел проведать, что происходит, и случилось какое-то палево. То есть, видимо, он как-то что-то не то сделал, то есть он не принял участие в вашей акции, а нагнал ОМОН, вызвал. Хотя, в общем-то, он такой либеральный. Он рассказывал о своих каких-то тоже опытах в этой сфере. Я, честно говоря, думал, что он как-то проведет вас в наиболее безопасное… Буквально его слова звучали так, что: «Ты знаешь, как бы я не знаю». А я был на работе в этот момент и не мог тоже выяснять все это подробно. Но он, во всяком, случае сказал: «После пяти детей нет». То есть он как бы обозначил время. Практически, галерея после пяти была бы для вас открыта. Но вы воспользовались другой галереей, вы молодцы, и я знаю, что у вас всегда такая способность есть, все как-то делать вовремя и к месту. Поэтому…

Петя Верзилов: Да. Но просто данный инцидент родил очень болезненные отношения с милицией, с которой мы сейчас непосредственно… пытаемся пережить это чувство.

Александр Россихин: Какой? Какой инцидент?

Петя Верзилов: Когда мы, придя в зоологический музей обнаружили, что он уже оцеплен ОМОНом.

Александр Россихин: Там ОМОН был?

Петя Верзилов: Да.

Григорий Матюхин: Саша и Петя, давайте вы все же потом договорите об этом.

Петя Верзилов: Я просто чувствую, что это очень хороший способ как раз…

Александр Россихин: Я ответил на вопрос?

Петя Верзилов: …Показать часть коллективного тела.

Григорий Матюхин: Да, понятно, но…

Петя Верзилов: …Которое Антонио столь долго рекламировал.

http://cinefantom.ru/?p=637


Поэт Кедреновский
halfaman
эссе о кедре опубликованное в конце 2012


4 мая я ехал в метро и читал стихи Миши Кедреновского, распечатанные на какой-то сраной оборотке. Миша мой старый приятель, участвовал в акциях "Бомбил", "Войны". Практически жил с нами, когда мы все тусили в подвале у Кулика. Но это было года полтора назад, а сейчас я ехал в метро, а рядом сидел какой-то парень. Нужно было выходить, я начал засовывать листки в планшет.
- Извини, ты не можешь мне их продать?
- Зачем? - расстерялся я
- Я читал у тебя через плечо, мне очень понравились.
Я не стал включать барыгу, отдал стихи даром.
К сожалению у меня нет этих новых, крутых стихов, но и те старые которые висят у Миши в контакте очень даже ничего.
Кедреновский делает хорошую и достаточно новаторскую поэзию. Она разрушает границы между рок-поэзией и традиционной поэзии. Конечно, он не первый. И Андрей Родионов и Наталья Романова да и Кирилл Медведев "играют" на этом поле. Но у Миши есть собственый узнаваемый голос.




У Московского Государственного Университета
Стоят Бэнтли, Ламборджини, Майбахи.
Я видел такие только в кино про агентов,
Небритых, в полурастегнутой дорогой рубахе.
Сегодня на них приезжают студентки
Учиться философии и уголовному праву.
Вы, видимо, ждете негодования,
Что-нибудь про анархию и тупую бабу,
Про несправедливость и мерины в пламени?
Ну нет, это было-бы слишком грубо.
Мне наоборот нравятся эти богатые суки.
Я бы хотел, чтобы такая катала меня в клубы,
А я ебал бы ее на досуге.
Она бы угощала меня кокаином,
А я рассказывал ей про искуcство.
У нее непременно ноги были бы длинные,
И, если повезет, даже грудь искусственная...
Но меня не пускают в элитные клубы.
Кому в клубе нужен неудачник - поэт?
У меня нет бабла, я не крашу губы,
И хуево умею делать минет.
Сегодня стихи не дают урожая,
Не откроют мне путь в кокаиновый рай.
Я на порнуху дрочить продолжаю,
И каждое утро сажусь на трамвай

Read more...Collapse )


Электричка
Подмосковная электричка ехала тихо,
Я направлялся в городок бедный,
Меня все еще зовут Кедреновский Миха
И меня по прежнему называют Кедром.
Напротив сидел молодой мент
И что-то чиркал в своем блокнотике.
Справа мужичок пятидесяти лет
Читал о незаконном обороте наркотиков.
Я заглянул через плечо в его газету-
Там какой-то министр делился данными
О том, что в области этим летом
Продвигается борьба с юными наркоманами.
Внизу шел рассказ молодого мента,
Прикольный и достаточно необычный,
О том как, как газель с кастрюлей винта
Стопанули. Это было довольно логично.
У меня был в кармане пакетик с травой
И я понимал, что боюсь пропалиться.
Но меня отпускало, я ехал домой
И улыбался молодому сотруднику милиции


Москва
Толпы, толпы московские,
Топот тысяч и тысяч и тысяч ног.
Москва - слоеный пирог -
Москва - бесконечный и грязный панк-рок,
Москва - помойка, Москва - Бог
Москва - клубок кольцевых дорог,

Клубок постоянно спешащих людей,
Наркодельцов и клубных блядей,
Пробитых детей и убитых идей,
Бедноты, черноты, тошноты и мечты.
Здесь пропадешь ты.

А я на кухне сижу,
Курю,
Портвейн пью, заедая бычками в томате - закусывая,
И девочку обнимаю красивую. Русую.

Read more...Collapse )Read more...Collapse )...
Окраина. Вечер. "Слыш, ты с какого района."
Подходит. Один, сзади еще четыре приятеля.
Я, как назло, в пиджаке зеленом.
"Ты че ваще, соблюдаешь какие понятия?"

Приехали. "не, ребят, я ваще не отсюда.
В гости приехал. Я из Переделкино сам"
"Кого с переделкино знаешь, ублюдок?
Короче, ты довыебывался, пацан."

Сплюнул, достает из под куртки нож,
"Че, давай, доставай мобилу.
Ща ты ответишь за свой пиздежь".

Я почему-то представил могилу.
Фотография там, всякие инициалы,
Пониже циферки: 89 - 08.
Вдруг голос (этого еще не хватало)
"Такс, молодые люди, документики попросим.
Патрульная служба, сержант Баранов.
Чем занимаемся в такое время?
Предъявите, пожалуйста, содержимое карманов.
Паспорт забыли? Прокатимся в отделение"

Я рванул в сторону ближайшего пустыря
Со скоростью, достойной студенческого кросса,
Радуясь удачному завершению дня,
Целой печени и непокалеченному носу



Котята
У меня есть коробка,
В коробке - пара котят,
Они тихо сопят и, немного неловко,
Ползают. Кажется, молока хотят.
Маленькие, трутся о стенки коробки,
Весь мир - темная коробка из картона
Осторожно-слепые. Робкие.
Помнят еще тепло кошачьего лона.
Я, отдам их знакомым, пожалуй
Или просто прохожим на площади
Их возьмут с умилением. Или из жалости.
Это всего-лишь котята, не лошади.
Одного заберут, но отпустят после
Попросту выкинут где-нибудь возле мясной лавки
Его за шкирку поднимет мясник рослый
И вышвырнет на забаву дворовым шафкам
Нет, он спасется, спасется, конечно,
Станет облезлым, станет грязно серым
Станет вести себя осторожно и взвешенно,
Станет опасаться банок консервных.
Судьба второго сложится более радужно.
Его заберет к себе старик милый,
В шляпе, седой и немножечко важный.
И назовет, почему-то, Биллом.
Он его будет воспитывать и кормить паштетом
И в кратчайшие сроки приучит к лотку,
Так же, как его самого, года в четыре где-то
Бабушка приучала к носовому платку
Но однажды утром, не найдя угощения,
Подойдет кот к хозяину тихо,без звука,
И, как-будто за что-то прося прощения
Будет тыкаться носом в холодную руку.
Я не знаю. Может быть лучше рано?
Может, не стоит гоняться за мышками?
Может, открыть посильнее краны
И поплотнее захлопнуть крышку? 
Read more...Collapse )

...
Я бухал с людьми, знакомыми плохо
И я им был до пизды, впрочем,
Я хотел напиться, мне было похуй
И им было тоже похуй. Точно.
Там была еще девочка милая.
Она говорила, что поступить хочет.
А потом менты вылили вермута литр целый
Мне тогда было жалко его очень.
Вермут был очень вкусный. Белый.

Я поехал на метро "Новые Черемушки"
В надежде напиться хотя бы там.
Девушки почему-то к дому пошли.
Девушки всегда расходятся по домам.
Я пришел, а на кухне водку пили.
0,7 на двоих - расклад прекрасный.
Я не стал им мешать я сидел и думал
Где можно вымутить фосфор красный.

Я читал в интернете рецепты разные
Как Декстрометорфан из сиропа выделить,
так чтобы гладко все, чтоб не мазало,
А потом смотрел на работы Фидия.
Те двое, на кухне, орали Кинчева,
Егора, Майка и прочих тоже,
Я бродил по квартире и периодически
Натыкался на их милые пьяные рожи.

А потом один из них блевал с балкона
В низ на четыре этажа.
А спина у меня была в иголках
Как у дикобраза или ежа.
А потом я швырял вилки на пол
В надежде что придет женщина.
Но женщина не пришла.
Кто-то сидел и плакал.

Какой DXM? Какая анаша?
Я сижу и жру ролтон невкусный
Запивая виноградным днем белым.
И я чувствую себя глупым и грустным.
А вчера чувствовал себя смелым.



Город

Это не траффик - это совершенная пробка.
Очумевший автобус
Катится медленно, как будто робко
Крадется, боясь разбудить
Пыльно-дышащий город,
Разбухающе жирный прыщ
Где-то на теле планеты
Или чего-то еще.
Здесь жарко, здесь даже зимой
Техногенное лето.
Город разбухает, растет,
Занимает все больше и больше места.
Бензина разводами лед
Месит прокисшее тесто.
Я знаю, он вкроется. Вскроется, слышишь!
Стальным фонтаном искр - машин.
В синее небо над крышами
И тогда не зевай - круши!
Я знаю, он вскроется.
Пусть не сегодня!
Пускай очень скоро!
Город - саднящая клякса
Будет нам как раз впору.


...

Я продал бюллютень
В день выборов
Президента Российской Федерации
Кажеться, коммунистам,
А может быть, едерастам,
Не помню,
Находился в посталкогольной прострации
Впрочем, это неважно,
После седьмого-
Такая же мреть
И такой-же холод.

А я хоть водки куплю
(желудок согреть)
И сигарет-
Утолить никотиновый голод.

Всякие телки блять
Из МГИМО блять
Просят проголосовать за них в контакте блять
Рейтинг хотят поднять
Обещают встречу в реале, блять
Голосуй, и ты сможешь ее отъебать
Суки, блять
Заебали, блять


Еще можно почитать 45 стихотворений Кедра

(no subject)
halfaman
«Может ли беременная женщина изменять своим взглядам?»: Интервью с участницей акции в музее
Надежда Толоконникова - участница акции "Ебись за наследника медвежонка!", которую провела арт-группы "Война" в Биологическом музее им. А.К. Тимирязева 29 февраля (пост от 1 марта). Надя родила здоровую дочь 4 марта, через 4 дня после акции и на следующий день после задержания ее ОМОНом на "Марше несогласных", где она держала транспорант "Я ебу медвежонка!". Дочь назвала Герой, по имени древнегреческой богини.



Плуцер: Сколько тебе лет?

Толоконникова: 18.

Плуцер: Ты родила спустя четыре дня после акции «Ебись за наследника медвежонка». Ты родила как положено – через 9 месяцев?

Толоконникова: Да. Я думала, что с моим активным образом жизни все может раньше произойти. Как оказалось, нет. У меня даже была передержка в несколько дней, поэтому врач советовал стимулировать роды занятием любовью.

Read more...Collapse )