Category: мода

Category was added automatically. Read all entries about "мода".

Питерская Война про московскую

— У «Войны» появляются подражатели. Как вы к ним относитесь — как к полезным единомышленникам, которые работают на общее с вами дело, или как к эпигонам-профанаторам?

Олег Воротников: Последователей много, мы рады, что вызвали некоторое движение в среде активной молодежи. Но есть жалкие и неудачные подражания. Например, флешмоб «Ментоподсос Розовыя Чмокэ» — гламурная и сексистская попытка плагиатора Петра Верзилова и его подружек сделать пародию на нашу работу. Все эти любовные поцелуи с жуткими копами не имеют к группе «Война» никакого отношения. Петр с позором был изгнан из группы «Война» полтора года назад за сдачу активистов группы ментам, постоянные кражи у активистов группы личных вещей и другие провокации. Верзилов — предатель, фальсификатор, плагиатор, больной самопиаром человек. У нас нет документализации многих акций лишь потому, что Верзилов выкрал весь архив группы вместе с компом.

Алексей Плуцер-Сарно: Именно Петр сдал копам Александра Володарского, который, отсидев два месяца в СИЗО, только что, не без помощи Верзилова, отправился отбывать годовой срок в колонию-поселение за акцию «Будь Ласка!». А пока Воротников и Николаев сидели в тюрьме, провокатор публиковал от их имени призывы к покушению на первых лиц. Свое имя он не ставил, а подписывал призывы «группа Война», надеясь, что ребятам переквалифицируют статью на более серьезную.

Наталья Сокол: Эти провокаторы ведут тусовочную гламурную жизнь, занимаются плагиатом, раздают интервью от имени группы «Война», называя себя «юношеской фракцией».

Олег Воротников: Группа «Война» — не партия, у нас нет фракций. Мошенник Петр Верзилов не постеснялся даже дать интервью Рен-ТВ сразу после «Литейного хуя», где он назвал себя московским активистом и автором питерского «Литейного хуя» одновременно. Это плагиат, циничный и тупой. Он даже не слышал о нашем замысле и узнает о наших акциях из СМИ.

«Пока Воротников (справа) и Николаев сидели в тюрьме, провокатор публиковал от их имени призывы к покушению на первых лиц».

Фото: Владимир Телегин

— Если отбросить факт плагиата и вашу неприязнь к бывшему активисту «Войны» Петру Верзилову, акцию с целованием милиционеров можно считать произведением искусства?

Алексей Плуцер-Сарно: «Ментоподсос Розовыя Чмокэ», которые провокаторы называют «Целование Мусора» — это вообще не акция. Как жанр — это флешмоб. Миленькие девушки грубо взасос целуют юных курсантов, девушек-милиционерш. По смыслу этот флешмоб — глупейшее, вторичное, провокационно-сексистское проявление любви к коррумпированным российским копам. Работа конформистская и безнадежно гламурная.

Олег Воротников: Жаль, что эпигоны группы заполняли лакуны своей творческой беспомощности громким именем «Войны». Именем, созданным нами с Козой, Леней Ебнутым, нашим верным Плутом и другими честными активистами.

Алексей Плуцер-Сарно: В ЖЖ предателя и провокатора Петра Верзилова и его жены, который они ведут анонимно от имени группы «Война», был опубликован их авторский текст описания акции «Ментотсос Розовыя Чмокэ». Это текст, доказывающий глубоко сексистскую, праворадикальную и репрессивно-патриархальную сущность их провокаций.

http://saltt.ru/node/8171

Коля-задрот написал мне письмо в личку

Так как задроты теперь у нас люди публичные, позвою себе его обнародовать безо всяких комментариев 

Антоша, посмотрел твое выступление в интернет-телевизоре, много смеялся. На всякий случай, дурья башка, я не _задрот_. У меня есть фантастически красивая и харзиматическая девушка, бросившая ради меня своего практически мужа. С сексом у меня все более чем прекрасно.

И с вниманием со стороны женского пола вообще тоже хорошо. Из пустоты с редкой регулярностью появляются талантливые молодые барышни, которые пишут длинные томные письма. И так уже очень давно.

"Коля-задрот" -- образ из личной мифологии Ильи, который имеет такое же отношение к реальности, как Ольга Свиблова, Иосиф Бакштейн и Марат Гельман, дружно вставшие на его публичную защиту.

Меня совершенно не волнует твое мнение о моей сексуальной состоятельности, просто тот факт, что ты готов делать выводы на этот счет из того, что я не стал меряться хуями в ЖЖ с человеком, находящимся на грани сексуального помешательства, многое говорит о твоем чувстве реальности.

Которое, вообще говоря, не мешало бы включить. Сказать в камеру "я вообще-то изнасиловал одну девушку, но мы потом помирились" -- не значит подвергнуть себя риску уголовного преследования, но значит сделать резкие поправки в свой публичный имидж. Или он всегда у тебя такой был?