?

Log in

No account? Create an account

Бомбила

хроники виртуального бунта


Entries by category: финансы

[sticky post]130 цветных рисунков
halfaman
праздничное
may
осипова в тюрьме (навеяно судом над надей)
osipova
для мракобесов
dogn
краснокнижный осетр в супермаркете
donos
надя
nadja
Read more...Collapse )
Read more...Collapse )

Бить тарелки и переворачивать столы
halfaman
Оригинал взят у shiitman в Почему я не евросоциалист

При всех личных симпатиях к Сергею Смирнову и Павлу Пряникову считаю необходимым написать текст с критикой даже не столько программы «Блока Евросоциалистов», сколько самой концепции «евросоциализма». Искренне надеюсь, что она будет услышана, Сергей и Павел — это те люди, которых я хотел бы видеть в Координационном Совете, но выразить поддержку их блоку с его текущей программой не могу по идейным соображениям.
Это слово может таить в себе различные варианты трактовки: социализм на территории Европы, социализм лишь для европейцев, или же некий особый европейский путь к социализму. Первый вариант не будем рассматривать как самоочевидный: проживая в Европе и исповедуя левые взгляды мы все неизбежно являемся «евросоциалистами».
А вот на втором и третьем вариантах остановимся подробнее, тем более, что оба они находят своё отражение в программе Павла Пряникова, ставшей позже и программой всего евросоциалистического блока.
http://ttolk.ru/?p=12852

От социал-демократии к социал-фашизму
Говоря о европейском социальном государстве мы, как правило, имеем ввиду скандинавские страны и Германию, в какой-то мере — докризисную Грецию. Куда меньше это определение применимо к Италии или, например, Франции. Идеальным примером европейского социализма принято считать сытую и демократичную Швецию, именно об этой модели мечтал Горбачёв затевая модернизацию и перестройку тоталитарного советского госкапитализма. Его мечты не стали явью, обернувшись приходом Ельцина и гайдаро-чубайса, массовым обнищанием народа и неолиберальной, а вспоследствии и неоконсервативной реакцией. Но могли ли эти мечты сбыться в принципе? Может ли Россия (или любая другая постсоветская республика) в 2012 году повторить путь Швеции? Или даже чуть по-другому: стоит ли России повторять путь Швеции и куда приведёт этот путь сегодня?


Социал-демократия в своём экономическом базисе очень близка к фашизму. Это не ругательство, а более-менее нейтральный политический термин. В основе лежит идея корпоративизма, классового мира между капиталом и наёмными работниками. Социальное расслоение держится в узде благодаря патерналистской роли государства. Если фашизм добивается этого результата кнутом, то эсдеки предпочитают пряник. До тех пор, пока они могут это себе позволить.
А предпосылки к этому долгое время существовали. В 70-е многим новым левым теоретикам казалось, что общество всеобщего достатка будет существовать вечно. Корпоративная экономика, сочетающая в себе плановые и рыночные элементы в течение определённого периода времени оказывается более эффективной и конкурентоспособной, чем плановый госкап по советскому образцу или же дикий неконтролируемый рынок 90-х.
Проблема в том, что производство при социал-демократии (как, собственно, и при фашизме) продолжает существовать и развиваться по вполне капиталистическим законам, а это значит, что оно подвержено той же логике перманентного кризиса и снижения нормы прибыли. Социал-демократия — это не лечение болезни, а временное купирование боли. Но если не бороться с причиной, то рано или поздно боль пробьётся через все анестетики, и тогда-то скрутит по-настоящему.

Это и происходит сегодня в Греции. Когда пряники заканчиваются, социал-демократам (или их наследникам) не остаётся ничего иного кроме как взяться за кнут. Им на смену приходят либо откровенные фашисты, либо неолибералы, либо неолибералы и фашисты работающие в связке. Швеция, имеющая куда больший запас прочности, ещё держится в рамках приличия, но и там социальные блага за последние 15-20 лет изрядно сократились, а разрыв между бедными и богатыми существенно вырос. Власть и криминализированный бизнес давит на радикальные профсоюзы, к примеру на синдикалистов из SAC. Схожую тенденцию мы можем наблюдать в Германии и других странах “евросоциализма”. Реформы за которые мы клеймим своих правителей в России и в Украине — во многом калька с европейских реформ. И это касается как экономики, так и попыток контроля информационного пространства, преследования за мыслепреступления. Понятие “экстремизм” — не изобретение путинской охранки, оно пришло к нам с Запада.


Мы не можем вернуться в прошлое и стать Германией или Швецией 70-х. Экономика любого государства сейчас как никогда прежде интегрирована в глобальный контекст, а он уже необратимо изменился. Кейнсианство больше не работает, государства вынуждены прибегать к режиму жесткой экономии. Мы не можем попробовать пирог социально-капиталистического государства, он уже съеден, остались лишь крошки. И задача левых сегодня — не вылизывать тарелки, а бить их и переворачивать стол. Чем они прямо сейчас с переменным успехом и занимаются в Греции и Испании.


Нужно заметить, что значение терминов за последний век изрядно сместилось вправо. Социал-демократическая Партия Германии сегодня — это не те социал-демократы, которые были в начале и даже в середине XX века, скорее их следует отнести к центристам. Социал-демократы в изначальном смысле — это как раз почему-то считающиеся у нас “радикалами” Die Linke или греческая Сириза.


Рекомендуется для чтения статья «Социализм которого не было» Дмитрия Мирончука.

Читать запись полностью »